Старая версия официального сайта Уральского государственного университета физической культуры в г. Челябинске

Версия будет существовать до полного переноса всей информации на новый сайт

uralgufk.ru

   Прошлогодние новости УралГУФК    Телефонный справочник    Новости    Адреса    Обратная связь    Карта сайта   
 

Публикации — Новоселов - История спорта на южном урале

Новоселов Владимир Николаевич

(р. 28.11.1949, г. Дзержинск Горьковской обл.), доктор исторических наук, профессор, академик Академии военно-исторических наук, лауреат премии губернатора Челябинской области (2000). В 1977 окончил ЧГПИ. В 1969-72 работал на предприятии атомной промышленности: ПО «Маяк» (Озерск), сланцехимическом заводе (г. Силламяэ Эстонской ССР). В 1978-81 аспирант кафедры истории КПСС ЧГПИ. С 1981 в УралГАФК: старший преподаватель, доцент (с 1992), зав. Кафедрой истории, философии и права (с 1986). Совместно с В.С. Толстиковым на основе архивных документов исследовал и опубликовал материалы по истории строительства и об основных этапах развития атомной промышленности на Урале.

Автор более 70 публикаций, в т.ч. 7 книг и монографий.

Основные публикации:

1. Тайны «сороковки». Екатеринбург, 1995. Соавт.: В.С. Толстиков.

2. История Южно-Уральского управления строительства. Ч., 1997. Соавт.: В.С. Толстиков, А.И. Клепиков.

3. Атомный след на Урале. Ч., 1998. Соавт.: В.С. Толстиков.

4. Создание атомной промышленности на Урале. Ч., 1999.

Среди крупнейших мегаполисов России город Челябинск занимает особое место. Основанный в 1736 году как крепость для защиты рубежей отечества от набегов воинственных степняков, Челябинск постепенно вырос в крупнейший центр торговли с Азией. В 30-е годы ХХ века спокойную и тихую жизнь провинциального города разбудили десятки тысяч строителей, которые в рекордно короткие сроки возвели промышленные гиганты – тракторный, ферросплавный, электролитно-цинковый, электродный и станкостроительный заводы.

В годы Великой Отечественной войны в Челябинске ковалась победа над фашистской Германией. Основу военного арсенала Южного Урала составили построенные в 1942 – 1943 гг. металлургический, трубопрокатный и автоматно-механический заводы. За огромный вклад в оборону Челябинск – единственный из городов страны – получил название Танкограда.
Эта и многие другие славные страницы истории Челябинска хорошо известны далеко за пределами Южного Урала. Челябинцы не только большие труженики. В свободное время многие из них шли во Дворцы культуры, библиотеки и, конечно, на стадионы и спортплощадки.
Челябинский спорт начинался с горстки энтузиастов, которые шли к первым спортивным вершинам. Не имея самого необходимого, преодолевая скепсис обывателей, испытывая недостаток стадионов, инвентаря, тренерских кадров. Они заложили традиции челябинского спорта, упорным трудом вывели южноуральский спорт на олимпийские арены.

Спортсмены Челябинска в последние десятилетия добились выдающихся результатов на крупнейших стартах во многих странах мира. Имена олимпийских чемпионов Лидии Скобликовой, Сергея Макарова, Валерия Гопина знают профессионалы и любители спорта на всех континентах. Меньше известно о том, как зарождался и развивался спорт в нашем городе в предвоенные и первые послевоенные годы. Предлагаемая читателям публикация является первым шагом в изучении истории развития спорта в Челябинске. В основу положены никогда прежде не публиковавшиеся архивные документы, находящиеся на хранении в объединенном государственном архиве Челябинской области. В книге использованы многочисленные газетные и журнальные публикации 20-х годов, воспоминания ветеранов спорта.

Поиск концепции и практических методов физического воспитания молодежи в 20-е годы
В начале ХХ века в европейских странах, в том числе и в царской России, спорт и физическая культура были отданы на откуп частной инициативе. После революции 1917 года встала задача оздоровления нации и воспитания юношества, способного совершить индустриальную революцию и отстоять новую власть.
Олег Гадецкий - лучший психолог в России
Однако в то время не существовало ни теории физического воспитания в условиях социалистического государства, ни опыта практической работы в этой области, ни самого физкультурного движения. Все это надлежало создавать впервые.

В начале 20-х годов понятия «спорт» и «физическая культура» принципиально противопоставлялись. Отношение к спорту в широких кругах народа было негативное, поскольку спорт культивировался преимущественно в среде аристократов и буржуа. Являясь средством индивидуалистического самоутверждения и своеобразной формой конкуренции, спорт был состязателен, а спортсмены нацелены на личное первенство, выражавшееся в стремлении к рекордам. В связи с этим массовая физическая культура, зарождавшаяся в Советской России, на первых порах отрицательно относилась к спорту больших достижений, к «рекордничанью», видя в нем культивирование чуждых пролетарской культуре тенденций. Помимо народной традиции негативное отношение к спорту выражад ряд организаторов, методологов и гигиенистов. Это было вызвано осознанием того, что здоровье народа в результате революций, гражданской войны и разрухи колоссально подорвано и необходимо принимать срочные меры по оздоровлению нации, и в первую очередь, молодежи. Третьим фактором, обусловившим приоритет физической культуры над спортом, была необходимость культивирования коллективности как новой формы сознания.

Это обусловило культивирование видов спорта, оказывающих общеукрепляющее воздействие на организм. Поэтому преимущественное развитие получили бег, прыжки, прогулки, скачки, плавание, футбол. В целях воспитания коллективизма рекомендовалось также использовать элементы бойскаутизма – походы, беседы вокруг костра, «ночное» и т.д. Для решения этих задач комсомолу и Всеобучу надлежало взаимодействовать с государственными органами политического просвещения, народного образования, сельсоветами и др.

Всем организациям на местах предлагалось рассматривать эти указания как основу политико-просветительской работы и дополнять их, информируя ЦК комсомола о своих пожеланиях и предложениях.

Из архивных документов можно выяснить функции Политпросввета ЦК РКСМ в области физвоспитания. Они заключались в разработке совместно со Всеобучем и Наркомпросом методологии и методики советской физкультурной системы среди детей и допризывной молодежи. В частности, предлагалось опробовать в физкультурно-воспитательном процессе ряд традиций скаутизма.

Помимо обязательно физкультурной подготовки для допризывников и бойцов Красной армии, которой занимался Всеобуч, необходимо было привести все население страны к занятиям спортом. Эта проблема встала перед ведущими учеными страны. Один из вариантов вовлечения молодежи в занятия физкультурой через спорт предложил крупнейший организатор спортивного движения дореволюционной России Г.А. Дюперрон.

К 20-м гг. было известно два основных способа физического развития – гимнастика и спорт. В трудах специалистов того времени гимнастика рассматривалась как синтез специально составленных элементов естественных движений, имевших корригирующее действие и способных привести к физическому совершенствованию. К спорту относили естественные движения, взятые из жизни, производимые человеком в беге, прыжках, метаниях, но совершаемые более интенсивно. Дюперрон отмечал, что спортом занимаются, не думая о гигиеническом значении упражнений, а исключительно ради удовольствия или достижений. Если гимнаст чрезвычайно ценит методические указания, способствующие получению большей пользы от занятий, то молодой спортсмен таких указаний не терпит. Он играет в футбол потому, что это доставляет ему удовольствие. Следовательно, делал вывод Г.А.Дюперрон – увлекать юношество необходимо через спорт, постепенно готовя к гимнастике, как средству осознанного самосовершенствования.
Ему возражали гигиенисты, возглавляемые профессором В.В.Гориневским, которые долгое время противопоставляли спорт физической культуре. Главное возражение против спорта было связано с «рекордами», «чемпионами», «азартом». Но сторонники спорта считали, что к этим возражениям едва ли можно отнестись серьезно. Поскольку во всех других областях жизни человека соревнование признается за один из лучших стимулов к деятельности, постольку едва ли уместно отрицать его в физической культуре, а наличие азарта – вопрос воспитания.

Гигиенисты утверждали, что физические упражнения имеют своей целью поднятие производительности труда и оздоровление населения. Исходя из этого, они определяли пользу и вред различных видов физкультуры. Гигиенисты критиковали одностороннее развитие организма, выступая за его гармоничное развитие, потому «рекордсменство» способно свести на «нет» полезность физического движения и извратить социальную роль любого специального упражнения. Не отвергая соревновательности физического воспитания, гигиенисты объявили борьбу рекордсменству. Они выдвинули идею врачебного к онтроля за спортсменами, призванного вовремя заметить вредность физического упражнения и содействовать максимуму полезности физкультурных занятий.

Существовала определенная сложность внедрения спорта в физическую культуру – он требовал больших пространств. То, что спорт необходимо практиковать на свежем воздухе – в этом сторонники спорта находили точку соприкосновения с гигиенистами, рассматривавшими природные факторы важным условием оздоровления.

Массовые дискуссии развернулись по поводу ряда видов спорта, в частности, тенниса, объявленными идеологами буржуазным. Страсти разгорелись и против популярнейшего футбола. Противники утверждали, что он способствует однобокому развитию, сторонники доказывали полезность футбола, как включающего ценные элементы естественных движений, благотворно действующего на внутренние органы чередованием напряжения и расслабления. А главное – футбол объявлялся необходимым с военно-социальной точки зрения, так как, представляя в миниатюре сражение, он воспитывал навык организованной борьбы за жизненные интересы коллектива.
Отдельная группа специалистов выдвигала идею, что в стране, где доминирует работающий человек, компонентом занятия физкультурой должен стать ручной труд, вплоть до введения в урок физкультуры движений разных профессий. Их оппоненты, ставя на первое место укрепление здоровья, отстаивали такое построение урока физкультуры, на котором молодежь получала общие навыки, облегчающие прохождение в будущем военного обучения и освоение трудовой специальности.
Выступление наркома здравоохранения Н. Семашко на 1-м всесоюзном совещании профсоюзов в октябре 1925 года синтезировало поиски специалистов. В нем подверглись критике практика ошибочных воззрений на многие вопросы физической культуры. Предлагалось вопрос о пользе и вреде физических упражнений решать не с точки зрения идеологии, а в связи с пользой для организма и с учетом его возможностей. Природные факторы – солнце, воздух, вода объявлялись важным условием повышения эффективности физических упражнений. Значимость вида спорта надлежало расценивать по тому, насколько он формирует качества личности, необходимой обществу, такие, как воля, выносливость, находчивость, смелость, чувство товарищества – словом – лучшие качества бойца и работника. Впервые был поставлен вопрос о лечебной физкультуре, помогающей бороться с профзаболеваниями, повышать работоспособность трудящихся.
Тяжелые условия существования рабочего класса при капитализме, низкая заработная плата, безработица, неудовлетворительность жилищных условий, антисанитария, отсутствие возможности выполнять элементарные требования гигиены, непосильное напряжение в труде – все это отражалось на состоянии здоровья рабочих и особенно подростков. Человек стал «придатком машины». Труд рабочих протекал в большинстве случаев во вредных для здоровья условиях, которые вызывали профессиональные заболевания, превращали большие массы трудящихся в инвалидов, довели продолжительность жизни до 32-х лет.
Как указывалось в документах тех лет, «империалистическая война, вызвавшая из рядов трудящихся лучших и наиболее сильных представителей, изнурившая все трудящееся население, особенно рабочих подростков, наконец пятилетняя ожесточенная борьба во всем капиталистическим миром, создали положение, требующее немедленной организованной борьбы с начавшимся еще при капитализме физическим вырождением. Необходимость физического оздоровления настолько важна с точки зрения государственных интересов, что не может быть и речи и кустарных методах работы в этой области. Поэтому государство должно взять дело физкультуры в свои руки».
Не имея в то время достаточных ресурсов, государство должно было предоставить инициативу общественным организациям – коллективам фабрик, заводов, частям Красной Армии, профсоюзам и комсомолу.
Программа физического развития молодежи, разработанная учебно-спортивным отделом Главного Управления всеобуча и принятая на всероссийской конференции РКСМ в мае 1922 года, предусматривала ряд естественных и наиболее возможных в тех условиях видов физической культуры. Таковыми были признаны:
- гимнастика, легкая атлетика, плавание, гребля, борьба (преимущественно французская), ходьба и бег на лыжах;
- спортивные и подвижные игры;
- экскурсии.
Исходя из этой установки, 2 августа 1923 года были распространены по всем губерниям методические указания, принятые Всероссийской конференцией. Они были направлены против недостатков, выявленных в развитии физической культуры на местах. Критика касалась тех организаций, которые в ущерб другим начали культивировать один вид физкультуры. В первую очередь, речь шла о футболе, злоупотребление которым признавалось вредным для еще не сформированного организма подростков, не достигших 18-летнего возраста.
Челябинский губернский комитет комсомола, мотивируя свои предложения тем, что должна вестись борьба с односторонним развитием, предложил помимо введения врачебного контроля, в первую очередь, обратить внимание в гимнастике на общеукрепляющие физические упражнения с палками, булавами, гантелями и др. доступными предметами; в легкой атлетике – на бег на длинные дистанции с препятствиями, эстафету, различные прыжки, метание копья, диска, молота и толкание ядра.
В отношении игр рекомендовалось в первую очередь отдавать предпочтение тем видам, которые достаточно известны массам и не требуют специального оборудования. Это давало возможность вовлекать в соревнования по городкам, лапте и другим видам сельское население пригородов Челябинска. Из игр более сложных и малознакомых народу рекомендовались, в первую очередь, баскетбол и ручной мяч. Последний считался хоть и менее интересным, чем футбол, зато значительно эффективнее в точки зрения многопланового воздействия на организм. Там, где имелись площадки для лаун-тенниса, рекомендовался и лаун-теннис.

На водоемах рекомендовалось уделить внимание плаванию, организации водных игр с мячом (водное поло), состязаниям в прыжках, нырянии и водным эстафетам. Особое внимание следовало уделить выработке практических навыков – спасения утопающих, плаванию в одежде и умению раздеваться в воде. Там, где имелась возможность, следовало прививать навыки гребли и управления парусами. Наиболее последовательно новая концепция физического воспитания была реализована в практике проведения губернских олимпиад.

Губернские олимпиады проводились по всей стране в конце летнего сезона. Еще в июле начиналась их подготовка. Сначала проводились ячейковые состязания по различным видам спорта с таким расчетом, чтобы в первой половине августа были отобраны со всех первичных спортивных организаций лучшие команды по всем видам программы состязаний. Затем они выступали на уездных соревнованиях, победители которых становились участниками губернской олимпиады.
При проведении соревнований рекомендовалось придерживаться принципа коллективизма. Индивидуальные достижения не афишировались, главной считалась командная победа.

В 20-е годы команды подбирались к соревнованиям по принципу многоборья, итоги которого подводились по очкам. Программа многоборья там, где позволяли условия и возможности спортивных коллективов, включала соревнования по плаванию и гребле. Наименьшее предпочтение на соревнованиях рекомендовалось уделять тяжелой атлетике.

Такие условия шли вразрез с ранее сложившейся традицией индивидуального рекордсменства и личных достижений, культивируемой в частных непролетарских спортобществах, участие которых в губернских олимпиадах было невозможно при условии принятия коллективной формы состязаний. Эти ограничения вели к изолированности индивидуального спорта и не создавали условий для его развития.
Начальный этап организации физкультурного движения в Челябинске
Становление и развитие физической культуры в Челябинске, как и во всей Советской России, происходило в сложных условиях борьбы молодой республики за свое существование. Положение на внутренних и внешних фронтах гражданской войны было таково, что требовало превращения всех трудящихся страны в боевой резерв Красной Армии. Данное обстоятельство вызывало необходимость обратить самое серьезное внимание на физическую подготовку новобранцев.
VII съезд ВКП(б), состоявшийся 6-8 марта 1918 г., обсуждая проблему усиленного строительства Красной Армии, сформулировал задачу осуществления военного обучения трудящихся, а IV-й Чрезвычайный Всероссийский Съезд Советов принял постановление о защите социалистического отечества «на началах социалистической милиции и всеобщего обучения всех подростков и взрослых граждан обоего пола военным знаниям и военному делу». На основании решения IV съезда Советов 22 апреля 1918 года, был принял декрет ВЦИК, вводивший Всеобуч – всеобщее военное обучение трудящихся – от школьного возраста до 40 лет. Отныне физическая культура стала одним из важнейших средств подготовки резервов Красной Армии.

Челябинская газета «Советская правда», разъясняя значение организации Всеобуча, писала: «Борьба с мировой буржуазией, начатая в 1918 году, показала всю необходимость знания военного дела трудящимися и подготовки молодежи в духе революционного бойца. Почин этому большому делу положили рабочие кружки пролетарских центров Петрограда и Москвы. По декрету ВЦИК от августа 1918 года, все площади и улицы заполнились обучающимися под руководством своих же товарищей, а затем военное обучение стало распространяться по всей советской территории через специально созданный аппарат Всеобуча и ряд школ и курсов, выпускающих руководителей. Отряды Всеобуча подкрепили фронт, дали возможность крепнуть РККА в самый трудный период ее организации.
Благодаря колоссальным усилиям по созданию вооруженных сил к осени 1918 года Красная Армия насчитывала около 1 млн. бойцов. В ноябре 1918 года Ленин писал: «Мы решили иметь армию в 1000000 человек к весне, нам нужна теперь армия в три миллиона человек. И мы будем ее иметь».
Становление новой системы физического воспитания происходило по двум направлениям. С одной стороны, она должна была отвечать потребностям армии военного времени, с другой – учитывать долгосрочную перспективу, быть нацеленной на формирование молодого поколения будущего общества. Допризывная подготовка, осуществляемая Всеобучем, должна была «дать юношу, уже знакомого с элементарными правилами военного дела, политически воспитанного, физически крепко сколоченного, ловкого и смелого».
Первые шаги Всеобуча в стране были нацелены на укрепление аппарата и реорганизацию работы на местах. По плану, намеченному Н.И.Подвойским, возглавившим Всеобуч страны с конца 1919 года, надлежало очистить ряды физкультурников от враждебных социализму элементов, стремиться к массовому охвату физической культурой широких масс рабочей и крестьянской молодежи, добиться от местных советов, комсомольских и профсоюзных организаций активного участия в осуществлении подготовки трудящихся.
Однако в первую очередь, Всеобучу приходилось решать задачи текущего момента. Челябинская губерния оказалась в зоне боевых действий Восточного фронта. После освобождения ее территории от колчаковцев, 6 ноября 1919 года была объявлена всеобщая мобилизация в Красную Армию. Среди различных категорий населения призыву подлежали также спортсмены-лыжники, проживающие в Челябинске и его уезде. Приказ военкома Овчинкина касался всех «специалистов лыжного спорта» – как действующих спортсменов, так и закончивших выступать.
Мобилизацию было поручено осуществлять Губернскому отделу Всеобуча, располагавшемуся в здании челябинского кинематографа «Красная звезда» на улице Большой. Помимо документов, удостоверяющих личность, физкультурники обязывались иметь при себе документ о принадлежности к спортивному обществу. Впрочем, отсутствие последнего не освобождало от явки: все уклонившиеся от призыва подлежали Суду Революционного Трибунала как дезертиры.
Конечно, до окончания гражданской войны о многоплановом развитии физической культуры не приходилось и думать.
Вместе с тем уже, несколько недель после возвращения Советов в Челябинске возобновили работу немногие спортклубы, существовавшие до революции, где работали старые тренерские кадры.
Осенью 1919 года военно-спортивный клуб был открыт в одном из зданий по улице Карла Маркса. В нем приступили к работе две секции – поднимания тяжестей и французской борьбы. Руководителем и тренером этих секций был профессиональный борец и гиревик Иордан. Сначала в кружке занимались военнослужащие и штатские работники штаба 5 армии, находившегося в Челябинске, но затем в клуб стали заходить представители городской молодежи. Поначалу они присутствовали на занятиях в качестве зрителей, затем стали пробовать свои силы в поднимании тяжестей и борьбе.
Военно-спортивной подготовке верхушки управленческих кадров новая власть уделяла особое внимание. Сохранилось постановление Челябинского губернского комитета партии от 27 октября 1920 года, согласно которому его работники подлежали обучению «лыжному спорту», причем для хорошо обученных военному строю и имеющих слабую подготовку существовали отдельные группы и дни занятий.
И все-таки о существовании массовой физической культуры еще не было и речи. Ее необходимо было организовывать.
После побед на фронтах гражданской войны перед советской властью встает задача – подготовка к строительству мирной жизни. в военной области необходимо было переходить от казарменного строя к армии, построенной на милицейских началах, поэтому Всеобуч продолжал возглавлять физкультурную работу в стране и в начале 20-х гг. В первую очередь, он отвечал за срочную военную подготовку, обеспечение призыва, организацию и улучшение материально-технической базы учебных пунктов, куда входили и спортплощадки.
Челябинский губернский комитет партии, исходя из общесоюзных директив, в начале 1921 года предписывал всем должностным лицам и учреждениям оказывать всякое содействие работникам Всеобуча «при проведении ими в жизнь допризывной подготовки молодежи и созданию сети военно-спортивных клубов». В мирных условиях работа Всеобуча проводилась через кружки, клубы физкультуры, возглавляемые советами физической культуры – СФК. По организационным формам, методам, содержанию и задачам физкультура служила интересам организации и подготовки кадровых и территориальных частей армии.
Однако на местах даже в райкомах партии значение деятельности Всеобуча по организации допризывной подготовки в мирное время недооценивали. Красноречивым свидетельством тому служит дело старшего инструктора спорта и допризывной подготовки Стефановича, направленного губернским отделом Всеобуча в 1920 году в Троицкий уезд, которого местный партком своевольно перебросил на продразверстку. Тяжба между штабом Челябинского полкового округа и Троицким обкомом партии была разрешена только после вмешательства губернского комитета ВКП(б).
Челябинский губернский комитет партии совместно с губернским инспектором Всеобуча поставили вопрос о том, чтобы каждый член партии обучался военному искусству, стал примером в физическом развитии для молодежи и всего населения. Распоряжением начальника территориального полка округа признавалось необходимым прохождение военного и физкультурного обучения всеми членами партии, включая женщин-коммунисток, проживающих в Челябинском округе.
По приказу Н.И. Подвойского, под эгидой Всеобуча при клубах пролетарской культуры стали организовываться спортивные центры, активисты которых должны были создавать и оборудовать спортзалы, площадки, гимнастические городки, проводить физкультурную работу с населением, готовить общественных инструкторов и судей и даже вести научную работу.
Нацеленные на подготовку кадров инструкторов-общественников, они укомплектовывались из числа наиболее способных юношей и девушек, занимающихся спортом. Предполагалось, что отобранные группы энтузиастов, пройдя углубленную подготовку под руководством тренеров, станут оплотом пропаганды физкультуры и спорта. Показательные взводы должны были устраивать спортивные вечера и выступления, а раз в неделю объезжать окрестные деревни, проводить тренировки с сельскими физкультурниками, готовить их к выступлению на ближайший праздник или воскресенье.
Однако практика показала их недостаточную эффективность. Примером может служить Челябинская губерния, где действительная отдача от деятельности показательных взводов в 1920-1923 гг. была низкой. В целом по губернии за исключением Челябинского и Курганского уездов, «спортизация» населения стояла «на точке замерзания». Показательные отряды, которых на апрель 1922 года насчитывалось всего 12, работали слабо, не выполняя возложенные на них задания. Количество юношей и девушек в каждом отряде не превышало 20-25 человек. Около трети из них при проверке усвоения физкультурной программы, выработанной Всеобучем, показали неудовлетворительные результаты.
Интересно, что в документе, посланном в центр, присутствует поправка. Число неудовлетворительных результатов уменьшено. Отчет дает информацию о меньшем количестве не выдержавших испытания по программе Уралвсеобуча – 10%. Данный случай – не единственный, что позволяет делать вывод о том, что цифровые данные первых лет не всегда объективны. Этот пример свидетельствует не только об уровне постановки дела, но и о существовании в то время такого явления, как сознательное искажение реального положения дел, приписки. Думается, что к этому побуждал как военный стиль руководства, исключавший возможность не выполнить указания сверху, так и профессиональная слабость специалистов на местах.
Для ведения показательной агитационно-пропагандистской работы среди допризывников крестьянской молодежи и взрослого населения формулируется установка – устраивать спортивные выступления в театрах и увеселительных местах; обсуждать вопросы допризывной подготовки на рабочих конференциях, проводить самостоятельные беседы на эту тему.
Таким образом, не позднее ноября-декабря 1921 года распоряжение Москвы по массовому вовлечению населения в занятия физической культурой и спортом стало внедряться в жизнь Челябинска.
Согласно отчетному докладу Всеобуча за апрель 1922 года, в Челябинске функционировала мужская группа физкультурников численностью в 40-50 человек, представленная преимущественно юношами допризывного возраста. женская состояла из 35 девушек, а в детские группы входило до 100 человек. Кроме того в педагогическом техникуме спортом занимались около 80-ти учащихся. Эти данные позволяли Губвсевобучу считать, что в Челябинске «спорт поставлен прилично». При спортклубах были организованы комсомольские организации, но они оказались нежизнеспособными.
В честь 4-й годовщины Всеобуча, которую праздновала вся страна, в Челябинске и населенных пунктах губернии были устроены парады, сопровождавшиеся выступлениями спортивных взводов, в ряде мест прошли состязания и спектакли для допризывников.
Вся военно-спортивная работа в Челябинске осуществлялась по плану, разработанному и контролируемому политчастью Губвсевобуча на основе постановления VI съезда РКСМ. Сложности в его осуществлении были обусловлены отсутствием материально-технической базы, текучестью состава спортивных кружков, частой сменой спортивных руководителей.
Многие участники спортивных показательных выступлений стремились получить специальное образование, поступали на окружные курсы инструкторов допризывной и физической подготовки.
К 1922 году спорт далеко перешагнул за пределы материальных и технических ресурсов военного ведомства и поэтому назрела необходимость поиска новых организационных форм распространения спорта на началах руководимой государством самодеятельности масс.
Была создана новая система управления и функционирования физической культуры. Гимнастика, спорт, подвижные игры включались в общую систему трудового воспитания и образования как одно из средств оздоровления и формирования советского человека. Их распространение планировалось через включение часов физкультуры в программы школ всех ступеней и типов; культурно-просветительских органов при фабриках, заводах, учреждениях, школах второй ступени, ВУЗах, армии; курсов по подготовке учительства, клубных работников, комсостава РККА. По линии ведомственных учреждений, партийных и профсоюзных организаций предполагалось создание специальных органов, осуществляющих руководство работой по физкультуре. Например, Главсоцвос Народного Комиссариата Просвещения, отдел охраны здоровья подростков при Наркомздраве, культотдел ВЦСПС, Всеобуч в Военведе, Политпросвет ЦК РКСМ и т.д.
Объединение и общее направление организационной, научной и учебной деятельности перечисленных органов территориально планировалось возложить на советы физической культуры, возглавляемые Всесоюзным Советом Физической Культуры (ВСФК), который от Всеобуча был передан Всесоюзному центральному исполкому на правах постоянной подведомственной комиссии. Соответственно, нижестоящие СФК стали частью губернских и уездных исполкомов.
Таким образом, в результате структурных преобразований, спорт в СССР получил материальную базу, которая гарантировала его широкое распространение и использование в контексте общекультурной работы, осуществляемой РКП, РКСМ, профсоюзами, Наркомпросом, Военным ведомством и другими. Существовавшие ранее спортивные кружки и клубы должны были слиться с общей сетью культурно-просветительских учреждений, поскольку советской концепции физического воспитания начала 20-х годов было чуждо стремление к личным рекордам, а физическая культура рассматривалась в качестве одного из средств воспитания полноценного человека.
К концу 20-х гг. советское правительство взяло курс на создание мощной регулярной армии. Используя обострение международной обстановки, вызванное, в частности, разрывом отношений с Англией, партийное руководство в июне 1927 года обратилось с воззванием к молодежи развернуть работу по пропаганде военных знаний. С этого времени правительство особое внимание придавало развитию военно-прикладных видов спорта. В Челябинске начинается развертывание стрелковых тиров, создается ОСОВИАХИМ, к финансированию которых были привлечены профсоюзы, СФК, общество охотников и ряд других организаций. Отныне Челябинскому Окружному СФК рекомендовалось предусматривать в своей работе мероприятия военизированного характера и поощрять военно-прикладные виды спорта. Задачи спортивных и военных кружков сближались, их усилия направлялись на практическую подготовку будущих бойцов РККА. В связи с этим были определены приоритетные виды спорта – лыжный, стрелковый, автомотоспорт, велосипедный, единоборства, кросс-коунтри, парашютный и др. Был поставлен вопрос о введении военной подготовки в школах повышенного типа. Членов партии и комсомола обязывали активно участвовать в военных и военно-спортивных организациях. Редакциям «Челябинского рабочего» и «Советской правды» рекомендовалось создать в газетах военную рубрику. Работа по военизации населения стала отдельным направлением в работе партийных, профсоюзных и комсомольских организаций.
Создание пролетарских спортивных организаций
Создание пролетарских организаций – спортклубов и кружков физкультуры – проходило административным путем. В осенне-зимний сезон 1921 – 1922 года с целью внедрения физкультуры в массы, Челябинский губком РКСМ дал распоряжение нижестоящим комсомольским организациям взять курс на перенесение спортивной работы в промышленные районы, создавать спортячейки на фабриках и заводах. Предлагалось при спортклубах организовать библиотеки, студии, кружки, вовлекая в работу допризывников.
В архивах хранятся интересные документы о том, как создавался клуб им. Ленина в Челябинске. На заседании городской комсомольской организации, состоявшемся 25 февраля 1922 года, прозвучала критика кружковой работы комсомола, рекомендовалось, используя «знающих товарищей», оборудовать клуб: в недельный срок открыть библиотеку, в двухнедельный – организовать кружки – художественный, политический, драматический и естествознания. Клубная работа с населением не мыслилась без гимнастики и с порта. В инвентарь клуба предполагалось включить как «гимнастические машины и принадлежности» – «лошадь», турник, брусья, кольца, трамплины и пр., так и «предметы спорта» – коньки, лыжи, санки, футбол, лаун-теннис. К лету планировалось получить от земельного отдела Челябинского губернского исполкома участок земли, на котором предполагалось выстроить городок, где разместить спортивные залы и простейшие спортплощадки. До осуществления этих планов в связи с почти полным отсутствием в Челябинске свободных помещений клуб поместили в небольшом здании, состоящем из 5 комнат, где помимо общего зала, библиотеки с читальней, чайной комнаты, отдельное помещение отводилось для гимнастики.
В 1922 году спортивный центр был организован на Челябинских Копях.
Спортивный клуб «Олимпия», организованный в 1922 году, объединил всех выступающих спортсменов. Сначала он находился в помещении, где позднее разместилась табачная фабрика.
Бюро Челябинского губернского комитета РКСМ от 24 мая 1923 года назначило заведующим Центральным клубом Челябинска т. Голубых, которому сразу же поручалось составить смету клуба на 1923-1924 год. На основе обследования Центрального клуба комиссией, назначенной бюро губернского комитета РКСМ 25 июля 1923 года, было решено провести его ремонт.
Весной 1920 года был создан первый клуб Всеобуча в Челябинске. В нем организовались секции: французской борьбы, возглавил которую профессиональный борец Г.Губин; поднимания тяжестей – руководитель П.Богданович, легкой атлетики – руководители В. Пионтек и В. Озол; гимнастики – руководитель В. Туточкин. На следующий год открывается военной-спортивный клуб Всевобуча в Железнодорожном районе Челябинска, где были организованы секции борьбы, штанги и гимнастики. Общественным тренером по гимнастике был отличный гимнаст В. Ширяев. Он же и П. Измоденов вели занятия с борцами и штангистами.
В 1925 году повсеместно циркуляры руководителей спорта рекомендовали использовать природные факторы оздоровления. Резолюция Пленума Уральского областного комитета РЛКСМ от 26 мая 1925 года, касающаяся летней воспитательной работы, содержала прямое указание о том, чтобы уральские спортивные организаторы, привлекая внимание и средства профсоюзов, максимально использовали воздух, солнце, воду для активизации работы кружков и сделали их «действительно массовыми рассадниками физкультуры».
Спортивные кружки, как и кружки других направлений, подчинялись единой задаче – воспитанию человека нового общества. При организации и проведении клубных вечеров все кружки должны были вносить свою долю участия в тематику вечера. Драматический кружок готовил постановку и декламацию, хоровой – пение, художественный отвечал за общее оформление помещения, библиотека создавала тематические выставки, а члены спортивного кружка выступали с показательными номерами и отвечали за игры.
Программу работы спортивных кружков Челябинска утверждали на коллегии агитационно-пропагандистского отдела (АПО) городского и районных комитетов партии и комсомола. Эти методические материалы рассылались в низовые ячейки с предложением выработать аналогичный план работы на местах. Система жесткого централизованного руководства спортивной деятельностью была обусловлена полным отсутствием профессионального и организационного опыта в сфере физической культуры.
Спортивная работа начиналась с агитационных акций внутри самих комсомольских организаций. В частности, в четвертую годовщину Всевобуча в комсомольских ячейках обоих – городского и железнодорожного – районов Челябинска были сделаны доклады о важности и необходимости физического развития молодежи.
Лекции и доклады спортивной тематики вошли в традицию 20-х гг. Физкультура, по решению агитационно-пропагандистских отделов, стала отдельным направлением пропагандистской деятельности. Лекторам рекомендовалось следить за печатными новинками по спорту, освещать «свою» проблему в печати, следить за текущими событиями в данной области.
В начале 20-х гг. была введена система красных уголков. Зародилась она в армейской среде. Если рабочий клуб мог быть территориально расположен вдалеке от жилья рабочего, что затрудняло его посещение, то красноармейцу не нужно было идти в клуб. В понятной и привлекательной форме он сам «пришел» к бойцам в роту. Ротный клуб получил название «красного уголка», где каждому предлагались на выбор: игры, занятия спортом, книги и газеты, красноармейские вечеринки. Красноармейский клуб и красный уголок стали формой организации быта во внеслужебное время и воспитания в красноармейцах культурных потребностей и привычек.
В июне 1924 года проходило Уральское совещание по физической культуре, об итогах которого один из руководителей челябинского спорта Дандзинекс сообщил на 2-м пленуме окружкома РКСМ. Комсомольское бюро окружкома потребовало от комсомольцев аккуратного посещения физкультурных занятий. Помимо спортклубов, организованных по районному принципу, бюро РКСМ рекомендовало сосредоточить внимание комсомола на спортячейках предприятий, сделать регулярными заседания городского совета физической культуры, а также установить регулярные выезды инструктора на заседании Копейского СФК, наладить связь с существующими спортивными ячейками в деревне для руководства спортивной работой. Впервые был поставлен вопрос об организации медицинского контроля над занимающимися спортсменами. Со времени летнего сезона 1924 г. районы Челябинска отчитываются о спортивной работе на бюро Челябинского окружкома РКСМ.
Организационно-пропагандистские усилия принесли определенные результаты. В Челябинске возникает ряд спортивных кружков, но их количество еще значительно меньше количества кружков других направлений, а деятельность нестабильна.
Несмотря на предпринимаемые усилия, комсомольцы очень медленно втягивались в спорт. В разных отчетах и циркулярах первой половины 20-х годов встречаются сетования на недостаточный процент охвата комсомольцев спортивной работой, не был налажен системный учет комсомольцев-физкультурников. Так, даже в 1926 году в городском районе Челябинска спортсменов-комсомольцев было всего 176, а по Копейскому и Железнодорожному районам они вообще не учитывались.
В отчете Окружного бюро ВЛКСМ от 4 сентября 1926 года констатируется, что охват комсомольцев физкультурными кружками недостаточен, как и в целом физкультура в Челябинском округе развернута слабо. По Челябинску из 2494 членов ВЛКСМ в кружках физкультуры занимались лишь 389 человек, что составляло 15,6% к общему числу комсомольцев. Причиной этого, по мнению руководителей окружного бюро ВЛКСМ, являлась недостаточная работа по формированию общественного мнения в пользу занятий молодежи физической культурой и спортом.
После гражданской войны в Челябинском округе располагался 171 стрелковый полк, в клубе которого действовали два кружка – драматический и спортивный. Силами клуба была организована в 1923 году полковая олимпиада.
В послевоенное время разоренная экономика страны не могла нести расходы по содержанию многочисленной армии, к тому же необходимы рабочие руки для восстановления разрушенного хозяйства. Поэтому через год после окончания гражданской войны Красная Армия сократилась с 5 миллионов до 800 тысяч человек, а в 1922 году она насчитывала 600 тыс. военнослужащих. Однако страна, окруженная буржуазным миром, нуждалась в сильной армии, в том, чтобы все население училось военному делу.
Партия и комсомол выдвигают лозунг: «Кто из трудящихся военного дела не знает, тот – неполный гражданин Советской республики». В целях уменьшения расходов государственного бюджета и достижения необходимого уровня подготовки при наименьшем отвлечении людей от производительного труда вводилась территориальная система обучения граждан военному делу, была предпринята попытка формирования территориальных частей.
Всех, кто не призывался в постоянные войска на 1,5 года, зачисляли в особые – территориальные – полки. Предполагалось, что обучаться в этих полках молодежь будет 5 лет, но так, что в общей сложности человек будет оторван от своего дела только 8 месяцев. Сборы для обучения рассчитывались на 2-3 недели и во время межсезонья в земледельческом календаре. Через год призыв в территориальные части повторялся. Так и служил пять лет, учился при своей роте, полку, дивизии призывник территориальных частей бок о бок со своими земляками – односельчанами, заводскими или сослуживцами.
При всем том действующей армии предоставлялось право привлекать своих допризывников на сборы до 4-х недель на протяжении двух лет, пока юноши не достигнут призывного возраста.
Опору территориальных частей в военно-спортивной работе составляли комсомольцы. Из их числа назначались и комсомольцы-красноармейцы для освещения работы военно-спортивных кружков.
Помимо программных занятий, в территориальных частях предполагалось широкое развертывание клубной работы, в сферу которой должны были войти спортивные кружки и спортивные занятия.
Клубные кружки преимущественно ориентировались на командно-политический состав, однако имели цель – вовлечение в них красноармейцев. Курирование спортивной работы осуществлялось политотделами частей территориального комплектования. Политработникам рекомендовалось «изжить казенщину» в физкультурной работе, отводить больше места самостоятельности спортсменов, спортивным импровизациям-конкурсам. Им надлежало использовать занятия спортом для воспитания среди допризывников чувства коллективизма и товарищеской «спайки».
После окончания военных сборов, допризывники из-под опеки спортивных специалистов территориальных частей передавались под опеку комсомола, задачей которого было вовлечь допризывников в спортклубы, где молодежь закрепляла навыки, полученные в армии.
В 1926 году в связи с установкой на военизацию спорта в 171 стрелковом полку, дислоцирующемся в Челябинске, образовывается спортивно-стрелковый комитет. Он начал свою работу с организации спортивных ячеек в ротах и проведения испытаний физической подготовки кадрового и переменного состава (военнослужащих срочной службы), в общей сложности просмотрев 1100 человек.
Деятельность спортивно-стрелкового комитета 171 стрелкового полка курировалась Челябинским Окружным советом физической культуры (ОкрСФК), на бюро которого заслушивались его доклады. Однако в первое время спортивно-стрелковый комитет работал без тесной взаимосвязи с научно-технической комиссией Челябинского окружкома физкультуры, вследствие чего возникала несогласованность в методической и спортивно-технической деятельности. Окружком стремился установить живую связь между физкультурниками города и воинской части путем устройства совместных спортивных мероприятий, вылазок и т.д., корректировал спортивную работу, в частности, нацеливал спортивных организаторов полка на более системную и серьезную работу с переменным составом в осенний период, рекомендовал улучшить медицинский контроль за занимающимися спортом, помогал в организации полковых соревнований.
В 1924 году руководство спортивной работой в стране от Всевобуча передается комсомолу. Документы свидетельствуют, что с этого времени активность Челябинских комсомольцев возрастает.
Первая окружная конференция РКСМ, состоявшаяся 15-17 апреля 1924 года, согласно общесоюзному направлению, сформулировала спортивную стратегию челябинского комсомола. Комсомолу предлагалось стремиться к развитию спорта не только в городах, но и в деревне, закрепляя существующие и организуя новые спортячейки; держать курс на вовлечение в спорт взрослого юношества, в особенности – допризывников; усилить руководство комсомола окружным советом физической культуры. Комсомольцы должны были возглавить строительство спортплощадок, всячески содействовать развитию массовых видов спорта, таких, как футбол, баскетбол и других, стремясь привлечь как можно больше не только комсомольцев, но и несоюзной молодежи. Рекомендовалось поощрять и простые массовые игры и формы массового досуга – городки, горелки, катание на лодках, купание, рыболовство и т.д., в целях воспитания коллективизма, «спайки между комсомольцами».
Первая окружная конференция рекомендовала развертывать клубно-спортивную работу по возможности на природе, на свежем воздухе. Это относилось не только к физкультурным занятиям, но и к деятельности библиотек и драмкружков. Отсюда берет начало традиция, просуществовавшая практически до середины 80-х гг., создания в парках и скверах спортплощадок, летних театров, читален, газетных стендов, а также организация экскурсий и походов выходного дня.
Отныне активными помощниками в привлечении молодежи к спортивным занятиям должны стать комсомольцы. Они ходили по учреждениям, выступали на собраниях комсомольских ячеек, агитируя юношей и девушек вступать в секции спортивного клуба Всевобуча. В отличие от гимнастов и штангистов, которые занимались в приспособленном помещении, большинство физкультурников сами оборудовали места для занятий. Легкоатлеты в Челябинском городском саду выкопали ямы для прыжков, устроили места для метаний, а аллеи приспособили для бега. Борцы тоже оборудовали для себя специальную площадку.
В дореволюционной России спорт был привилегией дворянства и буржуазии, занятия физической культурой в народе расценивались как барские причуды, как зазорное для трудового человека дело. Вслед шагающим в спортивных трусах физкультурникам неслись возмущенные крики обывателей: «Голоштанники! Стыд и срам!», а спортсмены в ответ скандировали: «Старому быту – гроб, даешь физкультуру и спорт!»
Таким образом, привлечение масс молодежи к физической культуре и спорту стало главной целью первого десятилетия Советской власти. Этой задаче были посвящены усилия Всевобуча и комсомола.
По распоряжению Н.И.Подвойского от 31 октября 1920 года, с весны 1921 года места для спортплощадок надлежало отводить в самых красивых местах городов и населенных пунктов и оборудовать так, чтобы они соответствовали по своей художественной планировке, оборудованию и своим программам практическому коммунистическому воспитанию и стали самыми привлекательными центрами для детей и юношества. Для осуществления этого приказа предполагалось объединить усилия всех местных организаций – партии, РКСМ, профсоюзов, народного образования, здравотделов и пролеткульта с привлечением всех местных художественных и технических сил населения.
Вопросы спорта стали предметом большого внимания российского комсомола. На бюро Челябинского окружком а РКСМ систематически заслушивались вопросы, посвященные спортивной работе, обсуждалась деятельность губернского совета физической культуры (ГубСФК), спортивных секций и их руководителей, вносились предложения по улучшению эффективности деятельности спортивных органов, выносились рекомендации по организации тренировочного процесса. Спортивные кружки и клубы носили ярко выраженный классовый характер.
Таким образом, вы 20-е годы в Челябинске наибольшее распространение получили клубы и спортивные кружки. До середины 20-х годов наиболее организованно и систематично занимались физической культурой во Всевобуче и РККС. После 1925 г. на лидирующие позиции в организации физической культуры начинают выходить профсоюзы и комсомол.
Система управления физической культуры
В 1921 году решается вопрос о взаимоотношении Всевобуча и комсомола в деле физического воспитания молодежи. 21 октября в Москве издается Положение, разосланное по губерниям, которое разъясняло ситуацию. Политико-просветительская работа, входя в общую допризывную подготовку, осуществляемую Всевобучем, в то же время представляла собой часть общей политико-просветительской работы РКСМ среди молодежи и осуществлялась под общим руководством Главполитпросвета. Комитета РКСМ обязывались согласовывать свою работу с органами Всевобуча, с общегосударственным планом по физкультурной подготовке, осуществляя ее через выделяемые для этих целей работников и через коллективы РКСМ спортклубов и спортплощадок. Во всех органах Всевобуча вводилась специальная должность помощника по политчасти: заведующего политчастью спортивных центров и политрука на площадках и спортклубах, выделяемых из числа членов РКСМ. Все выдвигаемые кандидаты на уровне уезда и выше предварительно утверждались соответственным комитетом РКП и назначались приказом вышестоящего начальника Всевобуча и его помощника по политчасти. Заведующие политчастью губернских, уездных и районных спортивных центров, политруки на спортплощадках и спортклубов выделялись местными организациями РКСМ и также назначались Всевобучем.
В задачи помощника начальника Всевобуча входило: согласование политработы с общим планом и формами проведения допризывной подготовки, контроль и руководство над деятельностью политработников, представительство на совещаниях государственных органов, посвященных работе среди допризывников, политический контроль за деятельностью работников Всевобуча. Должность политрука вводилась в состав Совета спортплощадок, спортклубов и спортивных центров и в состав совета физкультуры. Они должны были координировать работу спортивных и комсомольских органов, находиться в курсе всех событий на вверенном им участке, систематически отчитываться о работе перед вышестоящими организациями, информировать о том, что делается для развития спорта в нижестоящих организациях. И Всевобуч, и РКСМ имели право отзыва своих выдвиженцев. В случае конфликтных ситуаций, вопрос решался в партийном комитете.
План культмассовой работы, куда входила работа по физическому воспитанию, осуществляемой комсомолом на местах, составлялся в Москве. При его создании авторы ориентировались на генеральную линию партии и правительства. Так, в частности, обстояло дело в 1921 году. В Челябинский губком РКСМ был прислан план работы, составленный на основе постановления Пленума ЦК от 20 декабря 1921 года, утвержденный на заседании бюро ЦК РКСМ и политико-просветительским отделом ЦК партии. Данный план в разделе III «Игры, развлечения, прогулки» включал пункты по физкультуре, которые имели следующее содержание: предполагалось для широкой постановки спортработы «пропитать в значительной степени всю просветительную работу» комсомольцев. Для этого рекомендовалось проявлять больше самодеятельности, привлекать уже имеющихся спортсменов, концентрировать внимание на работе с допризывниками. Комсомол нацеливался на создание спортивных кружков, организацию деятельности спортплощадок, внедрение с целью популяризации здорового образа жизни и физкультуры, в развлекательные вечера спортивных номеров. Показательные отряды и дружины допризывников должны были особо проявлять себя на экскурсиях и прогулках, в различного рода шествиях, состязаниях, которые призваны демонстрировать достигнутые успехи в деле строительства нового общества и пропаганды физического воспитания.
Особо подчеркивалось назначение спорта как средства вовлечения в советский образ жизни и рекомендовалось брать из него все, что способствует физическому укреплению и развитию.
В связи с этим реальное значение губернского совета по физической культуре было невелико. Он действовал скорее как общественный орган, пытавшийся, часто безуспешно, координировать спортивно-массовую работу различных ведомств. До конца 1923 года фактическим руководителем являлся Всеобуч.
Система управления физкультурой и спортом претерпевала изменения вместе с реформами административного устройства страны. В 1923 году упраздняются губернии. Вместо них создаются более крупные административные образования – края и области, включающие несколько губерний. Челябинская губерния вошла в состав Уральской области, административным центром которой стал Свердловск. Уральская область включала 17 округов, в том числе три округа, образованных на территории бывшей Челябинской губернии: Челябинский, Троицкий и Златоустовский. Следует подчеркнуть, что в Челябинске городских органов управления не было, как и в других административных центрах округов. Вместо них действовали окружные органы управления, решавшие городские проблемы вместе с вопросами всего округа. Такая система управления существовала до 1929 года. Ее сменила система управления, опиравшаяся на городские и районные власти. В ходе административной реформы в марте 1930 года в Челябинске и был создан первый городской Совет по физической культуре и спорту, не имевший пока реальных рычагов власти.
При делении на округа челябинские физкультурные организации не имели в 20-е годы городского органа управления, а подчинялись окружному совету физической культуры.
Еще в начале 20-х гг. была предпринята попытка возложить функции управления физической культурой на комсомол. В Екатеринбурге в двадцатые годы существовало Уральское представительство ЦК РКСМ. еГо рекомендации послужили основой многих направлений деятельности Челябинского комсомола. В частности, в циркуляре от 24 сентября 1922 года предлагалось заведующему политпросветом Челябинского губкома комсомола в областной комсомольской газете «Юный пролетарий Урала» регулярно освещать не только комсомольскую, но и спортивную жизнь губернии.
С 1921 года в форму отчета комсомольских организаций вводилась графа о военно-спортивной работе, которая имела следующие пункты:
1. Сколько было политруков на данный период (сколько выбыло, сколько прибыло);
2. Сколько числилось спортплощадок (сколько распалось, сколько создано за отчетный период);
3. Сколько допризывников в уезде (число членов союза, число несоюзных членов);
4. Сколько человек посещает спортклуб (членов союза и несоюзной молодежи);
5. Сколько человек посещает площадки (членов союза и несоюзной молодежи);
6. Сколько инструкторов спорта и допризывной подготовки, сколько требуется.
Однако достоверность информации по этим вопросам сегодня вызывает большие сомнения.
Сразу после гражданской войны возникла необходимость во всеобщем органе управления массовым спортом. Стало очевидно, что эффективность Всевобуча по организации физкультурной работы недостаточна. Назрела необходимость поиска новых организационных форм распространения спорта на иных началах. Вопрос: «На каких?» обдумывался и обсуждался во многих высоких инстанциях.
Январское всероссийское совещание 1922 года по допризывной подготовке и спорту, созванное Главным начальником Всевобуча Н.И.Подвойским, отдельно остановилось на прблеме организационных форм строительства физкультуры. Наиболее жизненным путем в связи с НЭПом был признан путь пробуждения инициативы групп и коллективов трудящихся, объединенных по производственным, территориальным и спортивным интересам. Участники совещания были ознакомлены с проектом новой программы физподготовки Красной Армии, основанной главным образом на военно-утилитарных (прикладных) видах спорта и играх. Данный проект был альтернативой прежнему, фехтовально-гимнастическому направлению. Был отдан приказ о введении в армейских частях обучения футболу как спортигре, имеющей большое воспитательное значение, издано соответствующее пособие. Эти нововведения были обусловлены ориентацией руководителей РККА – Троцкого, Каменева, Склянского – на стратегию развития западноевропейских армий, где физическое развитие и спорт, наряжу с техникой военного дела, стали приоритетом в обучении всего личного состава.
Помимо введения системы обязательных систематических занятий спортом в частях вводилась организация сети спортивных кружков. С 1922 года Главная Военная школа физического образования и сеть окружных школ приспособлялись для подготовки инструкторов и преподавателей физической культуры на курсах государственного управления высшими учебными заведениями, РККА и допризывников. Деятельность гражданских органов строилась по-иному. Так, Наркомпрос, не имея средств для планомерного введения физвоспитания в курс трудовых школ I и II ступени, на первых порах ограничивался лишь поощрением школьных гимнастических групп, где таковые существовали, а также участием в “научно-руководящей работе СФК”. Наркомздраву принадлежал Государственный центральный институт физической культуры в Москве. Он являлся учебным и научным учреждением, объединяющим вокруг себя группу спортивных пролетарских организаций и нескольких Домов культуры в крупных губернских городах.
Спортивная деятельность первых пяти лет советской власти в стране, несмотря на усилия Всевобуча, не имела единого стержня и была разнонаправленной. Существовали старые кружки и клубы, возглавляемые тренерами буржуазного времени. Позиция специалистов старого спортивного мира заключалась в том, что спорт и физические упражнения сами по себе самоценны, а рассуждения о том, что физическая культура является одним из средств общего развития, представляют собой только голую теорию. Они ссылались на опыт наблюдения над жизнью спортивных гимнастических организаций. Старые специалисты утверждали, что спортсмены – это особая «внеклассовая» корпорация, не интересующаяся политикой.
Определенная часть партийных управленцев стремилась придать физкультурным организациям классовый характер, рассматривая их как нечто самостоятельное. Попытка создания таких организаций, основанных на началах руководимой государством самодеятельности, примером которой служил Союз Красных организаций физической культуры, встретила ряд принципиальных возражений V Всероссийского съезда РКСМ и практического завершения не имела.
По линии ведомственных учреждений (наркомат просвещения, НКВД, наркомат здравоохранения), партийных и профсоюзных организаций (ВЦСПС, РКП, КРСМ) предполагалось образовать специальные органы, отвечающие за развитие физкультуры: Главсоцвос в наркомате просвещения, Отдел охраны здоровья подростков в наркомате здравоохранения, Культотдел ВЦСПС, Всевобуч в военном ведомстве, Пролитпросвет в ЦК РКСМ и т.д.
Их организация, финансирование, общее руководство деятельностью сосредоточивается в руководящих органах этих организаций, тем самым физическая культура неразрывно связывалась с основными задачами и основными направлениями их работы. Территориально объединения по спорту и гимнастике в виде самостоятельных обществ должны были раствориться в общей системе производственных ячеек. Этим разрешался вопрос о материальных средствах.
Объединение и общее направление организационной, научной и учебной деятельности территориально возлагались на советы физической культуры.
Отныне СФК возглавлялись председателями и их заместителями, назначаемыми президиумом ВЦИКа и местных исполкомов. СФК включал в состав представителей всех организаций, ведущих воспитательно-образовательную и культурно-просветительскую деятельность – НКП, НКВД, РКСМ, ВЦСПС.
При СФК создавались комиссии. Постоянные – для руководства определенной отраслью и временные – для разработки отдельных вопросов, привлекая специалистов по своему усмотрению. Техническая комиссия ВСФК стала выполнять функции существовавших в свое время олимпийских комитетов, образуя при себе секции по отдельным видам спорта. Подобные комиссии создавались в губернских и уездных СФК на началах представительства непосредственно от спортивных кружков. Функции спортивно-технических комиссий должны были быть связаны с организацией состязаний, праздников территориального характера, как комбинированных, так и по отдельным видам спорта. Так, устройством спортивных состязаний фабрично-заводских кружков и учреждений ведало спортбюро или комиссия при культотделе губернского совета профсоюзов, соревнованиями школ и ВУЗов руководило спортбюро при соответствующем отделе народного комиссариата просвещения, первенство Красной Армии и Флота организовывал Всевобуч. Общие же губернские, областные, всероссийские первенства по спорту находились в ведении губернских, областных и Высших советов СФК.
Особенностью работы окружных руководящих органов физической культуры того времени было то, что председателями советов физической культуры поочередно становились все члены президиума. Это приводило к нестабильности в работе. Часто менялся и сам состав руководящего органа. Так, в сентябре 1926 года в Челябинском окружном совете физкультуры произошли очередные изменения. Вместо Аникеева представителем от комсомола в ОкрСФК стал Никифоров, вместо Шустова окружной военный комиссариат стал представлять Унтелев, а представителем 171 стрелкового полка стал Зырянов.
Стабильно в Челябинский совет ФК входили: П.И.Измоденов, З.М.Сурнина, А.И. Свистунов, И.П.Сорокин – все они получили физкультурное образование.
Челябинский СФК курировал организацию физкультурной работы на предприятиях и учреждениях города и округа. В его компетенции было назначить комиссию по проверке. Так, в апреле 1926 года в связи с неудовлетворительным отчетом на бюро ОкрСФК железнодорожного района, его представителям – Шляхову и Пионтеку поручалось в двухнедельный срок обследовать работу спортивных организаций железной дороги и завода имени Колющенко с предоставлением в ОкрСФК материалов по итогам проверки.
С целью упрощения процесса управления работой кружкой президиум Челябинского губисполкома 16 октябюря 1923 годп принял решение вместо имеющихся в Челябинске нескольких клубов – коммунистов, рабочих, милиции, «Олимпия» – создать один клуб. Новому клубу отвели здание бывшей чайной развесочной Кузнецова и Губкина. Было предложено губкоммунотделу, в чье ведение передавался дом, в срочном порядке приспособить дом под клуб и передать его в эксплуатацию агитпропу губкома на особых условиях. Все освободившиеся здания из-под клубов были переданы в ведение губкоммунотдела.
Предполагалось, что новые организационные формы спорта будут способствовать более эффективному повороту его в сторону коллективного соревнования, изживая индивидуальную «рекордоманию» буржуазного спорта. Выдвигалась задача, чтобы каждый «красный спортсмен» всемерно помогал пролетарски организациям в новых начинаниях. Считалось, что буржуазный «спорт ради спорта» в рабоче-крестьянской республике не может быть целью, а должен являться одним из методов воспитания молодых строителей коммунизма.
Пересмотрены были подходы к соревнованиям. Отвергалась идея, что соревнования противоречат духу классовой солидарности. Подчеркивалось, что физическое образование и воспитание не может развиваться без использования соревновательных начал. Мощным стимулом к развитию физической культуры объявлялись соревнования любого уровня: от спортячейки до соревнований между районами и городами. Данная доктрина физического воспитания не скрывала, что рабочая молодежь должна готовиться к борьбе, вырабатывать в себе способность выдержать эту борьбу и победить противника. Именно эти качества и должны развиваться в процессе спортивной работы.
Администрации всех уровней создавали возможность для устройства любых спортивных выступлений и состязаний. Формировалось единое руководство по развитию видов спорта, установлению нормативов, учета достигнутого опыта, составлению спортивного календаря, установлению централизованного порядка пользования спортсооружениями. Кто же должен был решать эти задачи? Прежде часть этой работы производилась в так называемых лигах, часть находилась в руках спортивных и гимнастических организаций.
Теперь предлагалось при ВЦИКе и местных исполкомах Советах физической культуры (СФК) образовать технические комиссии или комитеты из представителей физкультурных работников различных ведомств: РККА, Наркомпроса, Наркомздрава, профсоюзов, РКСМ и представителей «различных видов физических упражнений» - видов спорта, которые раньше работали при органах Всевобуча. Технические комиссии (комитеты) подразделялись на специальные секции по видам спорта и организовывали их соревновательную и тренировочную деятельность, как и распределение по организациям и работу спортсооружений – площадок, стадионов, клубов и т.д., распределение инвентаря.
научно-техническая комиссия (НТК) окружного совета физкультуры согласовала свой план деятельности с Уральским областным советом физической культуры. Ежегодно В. Пионек, как представитель НТК, выезжал в Свердловск, где областной совет рассматривал и утвеждал намеченный план работы Челябинского ОкрСФК.
Комсомол все больше осуществлял монопольное управление идеологией и организацией молодых физкультурников.
В декабре 1924 года областной совет ФК заслушивался на бюро Уральского обкома РКСМ, после чего комсомолу в округах было поручено осуществлять «скорейшее оформление» сети районных советов физкультуры, предлагалось окружным СФК усилить руководство ими. Был поставлен вопрос перед Облисполкомом о том, чтобы в кратчайшие сроки организовать курсы по подготовке инструкторов спорта. Областному совету ФК предлагалось увеличить финансирование научно-учебной работы и активизировать контакты с Уралкнигой с целью распространения спортивной литературы. Внесено предложение поставить вопрос перед Областным отделом народного образования о том, чтобы при сокращении педагогического персонала школ работников физкультуры сокращали лишь в крайнем случае. Все СФК должны были преподавателей физкультуры взять на учет. Таким образом, комсомол стремился контролировать и кадровую политику.
Новый качественный сдвиг в развитии физкультуры связан с Постановлением ЦК РКП(б), опубликованном 13 июля 1925 года, ставшим руководством к действию для всех российских провинций. Физическая культуры отныне стала рассматриваться не только с точки зрения физического воспитания и оздоровления, не только как одна из сторон трудовой и военной подготовки молодежи, но и как важнейший метод воспитания масс, вовлечения в общественно-политическую жизнь.
В постановлении подчеркивалась роль физической культуры как средства сплочения с мировым пролетариатом с целью укрепления международной рабочей солидарности.
Помимо прикладного значения, рекомендовалось рассматривать физическую культуру и как средство усовершенствования режима труда, отдыха и быта. Отныне соревнования рассматривались как способ выявления не только индивидуальных успехов, но и достижений коллективов. Фактически физической культуре отводилась роль обязательного компонента общеполитического, культурного воспитания, образования и оздоровления нации. Отныне она должна была стать неотъемлемой частью деятельности всех государственных и общественных организаций, и руководство ею должно было осуществляться центральным органом конкретного ведомства: профсоюзов, РЛКСМ, Красной Армии, школы, органов здравоохранения и т.д.
Всесоюзный совет физической культуры – ВСФК – должен был осуществлять руководство организационной, научно-методической и учебной деятельностью по физкультуре в масштабах всей страны.
Отныне профсоюзам отводилась ключевая роль в развитии массовой физкультуры при активном участии комсомола в рамках кружков, образованных по месту работы трудящихся.
Данное постановление нашло живой отклик в губернской печати, признававшей, что ранее работа СФК без какой-либо поддержки проводилась впустую и высказывалось удовлетворение, что партия возглавила физкультурное движение, поручив профсоюзам активную роль в его организации.
Со временем физкультурные мероприятия становятся более масштабными и длительными. Если в 1922 году устраивались дни физкультуры, в 1924-1925 гг. – недели физкультуры, то с летнего сезона 1926 года в Челябинском округе проводились физкультурные двухнедельники. Физкультурные мероприятия, которым придавался идеологически-воспитательный оттенок, по возможности сочетались с политическими. Так, открытие летнего сезона 1926 года в Челябинске начиналось двухнедельником физкультуры, кульминацией которого стало празднование 1 Мая. ОкрСФК поручил Аникееву и Пионтеку согласовать спортивное мероприятие с комиссией по проведению Первомая.
При всем том, работа в целом налаживалась постепенно. В информационном отчете о работе и состоянии Челябинской окружной организации комсомола за 1925 год, подготовленном к III окружной комсомольской конференции, признавалось, что несмотря на проводимую работу и агитацию, сдвигов в этой работе очень мало. Всего молодежи в деревенских кружках физкультуры насчитывалось 246, в Челябинске по клубам – 206 человек. Физкультурные и военно-спортивные кружки получают слабое распространение. Причины такого положения, по мнению окружного бюро комсомола, следовало искать в недостаточной приспособленности аппарата ОкрСФК, недостатке инвентаря, отсутствии достаточно сформированного общественного мнения.
Для организации летнего сезона 1926 года приложили ус илия и комсомол, и профсоюзы, и ОСФК. Работа обсуждалась на Бюро Челябинского комсомола. Проводились организационно-массовые выступления физкультурников и доклады, посвященные физкультуре на комсомольских и физкультурных собраниях. В кружках стало больше молодежи, что ощутимо сказалось на количестве занимающихся физкультурой. Разработаны мероприятия по вовлечению в спортивную деятельность младших школьников. Было решено с целью подготовки физкультурного актива организовывать семинары по физкультуре.
27 июля 1926 года ЦК ВЛСКМ издал директиву о создании спортивных комиссий – еще одного органа управления физической культурой.
Созданная при обкоме комсомола Уральской области, она заседала еженедельно, рассматривая вопросы самого широкого спектра. Так, при ее вмешательстве, физкультурные занятия были включены в программу курсов районных комсомольских работников. Спортивная комиссия обкома комсомола Уральской области, учитывая слабость физкультурной работы в учреждениях социального обеспечения, профессионального образования, политпросвета и найдя неудовлетворительной физкультурную работу среди детей в школах, поставила вопрос о включении в штаты областного и окружных отделов народного образования физкультурного работника. Встречая глухое сопротивление чиновников государственных организаций, спортивные комиссии обращались к партийным органам, получая поддержку у агитационно-политического отдела ВКП(б).
Помимо кадровых, организационных и воспитательных проблем, спортивная комиссия обкома комсомола Уральской области занималась вопросами оснащения физкультурных организаций спортинвентарем. Проблема оснащения физкультурников для зимнего сезона стояла столь остро потому, что в отличие от легкой атлетики, где шведской лесенкой или ямой для прыжков могли пользоваться абсолютно все члены кружка, лыжный и конькобежный спорт требовал индивидуальной экипировки.
Спорткомиссия Уралобкома комсомола, осуществляя контроль за выполнением постановления пленума, проведенного в июне 1926 г., в силу бездействия окружных советов ФК, в августе возглавила спортивное движение. Она распоряжается наладить учет спроса на лыжи и коньки в округах и ведомствах вместо ранее существовавшей системы разрозненных кустарных закупок отдельными окружными советами и ведомствами организовывает централизованные. В силу невозможности к наступающему зимнему сезону создать местное производство коньков и лыж, спортивная комиссия принимает решение о закупке спортинвентаря за пределами области, не дожидаясь нового бюджетного года. Поручает представителям, в частности, Мельнову – председателю Челябинского ОкрСФК добиться твердой договоренности с кооперацией и госторговлей о продвижении лыж на места к началу зимы. Профсовет Уральской области в лице председателя Белицкого докладывал областной спортивной комиссии о заготовке двух тысяч пар лыж. Спорткомиссия подвергла критике существующее положение, когда ОблСФК перестал распоряжаться материальными средствами, превратился из руководящего в регистрирующий орган, и взяла под контроль выполнение финансовых отчислений по сметам ведомств и советов ФК.
Спорткомиссия Уралобкома комсомола в интересах дела порой корректировала решения ОблСФК. Последний сделал попытку из распределения винтовок военного образца извлечь прибыль. Однако по настоянию спорткомиссии первоначальный порядок был пересмотрен, инициатива была передана профсоюзам, которые стали непосредственными распространителями винтовок по профсоюзным кружкам, а ОблСФК поручалось лишь общее руководство.
В Челябинске одна из первых спорткомиссий была создана 23 августа 1926 года. В ее состав вошли Никифоров – председатель, Пионтек – от ОСФК, Волков – от окружного бюро юных пионеров, Домрачев – от окрвоенкомата, Малоземов – от железной дороги, Игумнов и Измоденов – от города.
Деятельность спорткомиссии активизировала работу Челябинского СФК. Серьезное внимание стали уделять финансированию – потребностям спортивных организаций и их фактической проплате. Для того, чтобы иметь ясную и полную картину о финансовых нуждах каждого ведомства на 1926-1927 финансовый год, Челябинский окружной совет в ноябре 1926 года запустил по спортячейкам анкету за подписью председателя ОкрСФК Младова и инспектора Пионтека. Предлагалось сообщить сумму, полученную конкретным спортивных кружком или организацией, степень удовлетворения нужд в объеме этой суммы, статьи расходов (заработная плата, учебно-методическое направление, оборудование и т.д.), размер финансирования по сравнению с прошлым годом.
Важнейшей и наиболее острой проблемой формирования органов управления развития физической культуры была подготовка кадров. Ее решение первоначально осуществлялось в рамках военного ведомства и в связи с его нуждами. После окончания гражданской войны, Главная Военная школа физического обарзования и сеть окружных школ приспособлялись для подготовки инструкторов и преподавателей физической подготовки для курсов Главного управления высших учебных заведений, РККА и допризывников. В рамках этого мероприятия в 1920-1921 гг. в Екатеринбурге были проведены на достаточно серьезном уровне Военные Окружные курсы инструкторов физкультуры, выпускников которых едва хватало для функционирования спортивной организации Уральской области числом 2-5 тысяч человек.
Со времени этого выпуска больше инструкторских курсов в Уральской области, куда входил Челябинский округ, не проводилось. Не было притока и специалистов из Москвы и других регионов. Однако рост спортивных организаций, сделавшийся ощутимым в середине 20-х гг. поставил советы физкультуры всей Уральской области перед фактом громадного недостатка инструкторского состава.
В 1925 году в Уральской области насчитывалось 66267 физкультурников, а инструкторов физкультуры – 192. Такое количество специалистов не покрывало потребности в них и на 50%. Это вынуждало Окружной СФК доверять руководство спортивными кружками на местах тем, кто поверхностно знаком лишь с некоторыми практическими видами спорта. Дилетанты-руководители кружков, непосредственно работающие с людьми, не только не могли привести к росту результатов. Их деятельность была просто небезопасна для здоровья занимающихся.
Ситуация требовала от Уральского совета или немедленных мер по созданию безопасных и качественных условий для любителей спорта, или искусственного сдерживания процесса внедрения физкультуры в массы. Таким образом, отсутствие кадров становилось серьезным тормозом на пути развития физкультурного движения, оздоровления народа.
Окружные советы физкультуры Уральской области, в том числе Челябинский ОкрСФК, искали выход в самостоятельном решении кадрового вопроса. Однако краткость курсов, отсутствие научно-методического оснащения и научных работников и квалифицированных преподавателей практических дисциплин в совокупности давали крайне низкий результат. По сути, это была пустая трата и без того малых средств. Ситуация обострялась тем, что по постановлению Народного комиссариата просвещения, начиная с 1925-1925 учебного года, физкультура становилась обязательным предметом во всех учебных заведениях.
В этой ситуации совет физкультуры Уральской области в апреле 1925 года вышел на окружные СФК с предложением об организации в Свердловске 4-месячных инструкторских курсов, рассчитанных на 100 человек. Предварительно его специалистами были разработаны программы, подобраны специалисты, составлена смета в размере 17078 руб. 75 коп.
Однако данная смета превышала возможности Уральского областного совета ФК, потому секретарь облисполкома Уральской области М. Советников, будучи одновременно председателем Уральского совета физической культуры, был вынужден обратиться ко всем председателям окружных исполкомов, а также к окружным советам физкультуры за материальной помощью. В Челябинск пришло письмо с предложением выделить 1000 рублей под данный проект. В связи с заинтересованностью адресата, в нем выражалась надежда о положительном решении вопроса. Тем не менее, Челябинский округ отказывал в выделении средств, так как «по состоянию окрбюджета, - писал ответственный секретарь Челябинского окрисполкома Младов, - ассигновать средства на областные курсы физкультуры не представляется возможным.» Правда, ответ несколько задержался, он датирован 10 июня, в то время, как обращение Советникова написано 16 апреля, а курсы планировалось открыть 1 июня 1925 года.
Уральский областной совет ФК, получив отказ челябинцев профинансировать обучение своих курсантов, не смирился с этим. 2 августа 1925 г. М. Советников делает запрос о финансовом состоянии окружного совета ФК, «сколько было выдано бюджета за 9 месяцев (с 1924 г. по июнь 1925 г.) на физкультуру». Оказалось, что требование областного совета невыполнимо по причине мизерности бюджета ОкрСФК. В течение 1924-1925 бюджетного года для целей физкультуры в Челябинске и области из средств Окружного бюджета было выделено всего 1346 рублей. Столь мизерная сумма, выделяемая на финансирование развития физкультуры в окружном бюджете, не позволяла оплату ни одного человека вне штата, не предусмотренную сметой, что делало невозможным попытки укреплять связь с методическими центрами, такими, как Свердловск, Москва, Ленинград. В частности, Челябинский окружной финансовый отдел отклонил просьбу ОкрСФК об оплате стажера, присланного Государственным институтом физкультуры для прохождения семинедельной практики. В данном случае требовалась гораздо меньшая сумма – 64 рубля 32 копейки, подсчитанная из расчета 36 рублей 75 коп. за месяц.
С 1926 года спортивными кадрами в Челябинске стало заниматься бюро культотдела при ОБПС – окружном бюро профсоюзов. Оно предложило крупным профсоюзам иметь платного инструктора, а мелким – присоединяться к группам физкультурников других профорганизаций. ОБПС установило необходимое число инструкторов физкультуры. Для профсоюзов пищевиков, совторгслужащих, железнодорожников было положено два инструктора, профсоюзам металлистов, строителей, горняков, работников Рабземлеса по одному. Межсоюзная спортплощадка, расположенная в центре Челябинска, имела два инструктора, оплачиваемых за счет тех профсоюзов, чьи представители занимались на площадке.
ОБПС же в документе от 24 февраля 1926 года признало желательным приглашение на летнее время студентов Государственного института физической культуры в качестве инструкторов-практикантов.
В связи с острой нехваткой инструкторов, регионы страны во многом сами должны были решать вопрос подготовки физкультурных кадров. Областные курсы инструкторов, открытые в Екатеринбурге, ежегодно производили набор, куда стекались представители разных округов. В отдельные годы они были ориентированы на подготовку кадров для деревенских кружков ФК.
В 1926 году спорткомиссия Обкома комсомола постановила ввести на курсах районных комсомольских работников занятия по физической культуре. Для этого была разработана специальная программа и подобран инструктор.
Источники финансирования физкультурного движения
Система финансирования физической культуры и спорта в первой половине 20-х годов была несовершенной. Еще V Всероссийский съезд РКСМ в резолюции, посвященной организации спортивной работы, ставил задачу комсомольским организациям на местах добиться поддержки физкультуры со стороны профсоюзов, государственных учреждений и наркомздрава. но сделать это было очень сложно, поскольку, во-первых, комсомол не обладал необходимыми средствами. Во-вторых, финансовое положение всех сфер молодой страны было очень уязвимым и общественная организация, какой являлся комсомол, рассчитывать на приоритетное финансирование не могла. В-третьих, отношение к спорту чиновников оставалось традиционном негативным. Значимость внедрения физкультуры в массы ими просто не осознавалась. Первоначальная позиция многих из них была сформулирована в ответе одного из бюрократов: «Жили, живем и будем жить без физкультуры!». Устройство платных состязаний и показательных номеров на концертах, рекомендованных спортивных коллективом как статья дохода, была малоэффективной.
Смета Челябинского ОкрСФК проходила по смете Политпросвета и ОкрОНО. Как правило, и без того символическое финансирование физической культуры из государственного бюджета, в полном объеме до спортивных организаций не доходило. Но если окружной совет физкультуры получал до двух тысяч рублей в год, то районные спорторганизации не получали ничего, а поэтому просто прекращали свою работу. Окружной комитет партии занял позицию невмешательства, хотя в течение 1924 года окружной совет РЛКСМ два раза ставил этот вопрос в окружном совете партии.
Стимулируя состязательность, комсомол не мог преодолеть трудностей, возникавших в связи с недостаточным финансированием спортивных соревнований. Челябинский ОкрСФК, обсуждая вопрос об организации тех или иных междугородних соревнований, соглашался с посылкой спортсменов без отпуска специальных средств. Бюро ОкрСФК договаривалось с учдорпрофсожем Омской железной дороги о бесплатном провозе участников и с профсоюзами тех организаций, где работали спортсмены, об их освобождении от работы с сохранением содержания. Со временем складывается практика оплаты на рабочем месте дней, проведенных спортсменами на соревнованиях. Администрация некоторых предприятий, в силу недооценки спортивной деятельности своих работников, нередко отказывалась идти навстречу физкультурникам. В этих случаях приходилось вмешиваться партийным органам. так, на заседании бюро райкома ВКП(б) Челябкопей рассматривалось заявление футболиста Жаркова и других, просивших оплатить дни состязаний, проведенные в Карабаше.
С марта 1926 года с целью улучшения спортработы расходование средств, которое до этого времени шло стихийно, начинают планировать.
Проблема финансирования физической культуры стояла очень остро. В начале 20-х гг. оплата труда инструктора – наиболее массовой категории работников отрасли – составляла всего 35 рублей в месяц и не могла обеспечить даже самых насущных жизненных потребностей. Для того, чтобы сохранить кадры, органы советской власти в виде исключения разрешали ведущим спортсменам-инструкторам работу в профессиональном цирке, так как спортивные тренировки требовали усиленного питания.
С октября 1925 года Окружной совет ФК активным спортсменам начинает дополнительно каждый месяц выплачивать денежное пособие. Самым высокооплачиваемым был Владимир Пионтек, он получал 60 руб. Владимир Азаров, Петр Измоденов, Надежда Жебрун, Владимир Дерягин получали по 30 руб., а Алексей Свистунов – 20.
Недостаточно финансировалась спортивная работа и в 171 полку. Выполняя требование штаба Уральского военного округа, командование полка стало более требовательно относиться к спортивной подготовке личного состава. Полковое бюро ВКП(б) подвергло критике деятельность инструктора по физподготовке, расценивая ее как «слабую», однако не все зависело от штатных организаторов физической подготовки. Недостатки в этой работе во многом определялись «недостаточность средств у начсостава».
Разработкой стратегии финансирования спортивной работы занималось организационное бюро при культотделе Областного бюро профсоюзов (ОБПС), в которое вошли Шляхов, Пионтек и Семенов. В его функции входило составление плана летней и зимней спортработы для профсоюзных организаций предприятий Челябинска. В плане предусматривались мероприятия, которые должны были привлечь и привлекли максимальное число людей к занятиям физкультурой, вели к росту числа челябинцев, занимающихся физическими упражнениями и упорядочивали график пользования дефицитными спортплощадками. Коллегия при культотделе ОБПС постановила, исходя из финансовых возможностей, в крупных профсоюзах выделить платных инструкторов по физкультуре, которым вменялось в обязанность проведение занятий с физкультурниками отраслевых профсоюзов, не обладавших большими финансовыми возможностями. Культкомиссиям профсоюзов вменялось в обязанность следить за расходованием средств, отпущенных на спортивную работу, тем более, что в ряде профсоюзных организаций явно недооценивалась роль физической культуры. Поэтому, несмотря на постановление центральных партийных органов, в плане работы даже такого крупного профсоюза, как железнодорожный, не находилось места для физической культуры. Областное бюро профсоюзов подвергло их жесткой критике и предложило включить в план раздел по спортивно-массовой работе и профинансировать его согласно принятым тогда нормам 10-15% бюджета культмассовой комиссии.
Таким образом, в 1926 году произошел значительный сдвиг в отношении профсорганизации к физической культуре. Это отмечала V окружная партийная конференция, где отчитывалось областное бюро профсоюзных организаций. Основное внимание профсоюзов, которых в Челябинске в 1926 году насчитывалось 15, было обращено на развитие физкультуры, постепенно становившейся основным звеном культработы. О признании спорта приоритетным направлением в культработе свидетельствовал тот факт, что при ОБПС организовывается бюро физкультуры под председательством М.П. Шляхова.
Свою деятельность по развертыванию спортработы ОБПС начало с того, что предложило профсоюзным организациям Челябинска, настолько позволяют помещение и оборудование, увеличить количество участников в спортивных секциях, пригласить 12 человек инструкторов, расширить и дооборудовать спортплощадки, приобрести инвентарь. Как недостаток в своей работе, профсоюзные организации расценивали тот факт, что спортивные кружки состояли исключительно из молодежи, взрослые члены союзов почти отсутствовали.
По информационному отчету ОБПС, мы можем увидеть осуществление этих планов, пусть несколько скорректированных реальной жизнью. В зимний период 1926 года в союзах фактически официально кружков физкультуры не существовало за исключением профсоюза железнодорожников. Отсутствие помещений и специального оборудования было серьезным препятствием для развития летних видов спорта в зимнее время. С наступлением весны 1926 года, сразу образуются 5 кружков. По отчету Челябинского ОБПС за первое полугодие физкультурников во всех городских организациях насчитывалось 700 человек, имелось 10 спортплощадок, на оборудование которых израсходовано около 100 рублей. На них стали работать платных 8 инструкторов. За это время профсоюзными организациями было закуплено спортинвентаря на 2000 руб.
В сентябре 1926 года ОБПС провело профсоюзный праздник физкультуры, ставший традиционным, на котором I место заняла команда совторгслужащих, а последнее место досталось физкультурникам профсоюза металлистов.
С целью привлечения работников в ряды физкультурников, союзы пищевиков и строителей средства культфонда направили на закупку спортивной формы для физкультурников. Правда, ожидаемый результат получил только один профсоюз.
В 1926 году впервые был намечен план спортивной работы для каждого профсоюза, исходя из состояния спортивно-физкультурной работы. Практически все отраслевые профсоюзы профинансировали завершение строительства спортплощадок. Объем финансирования определял количество занимающихся. За 1926 год было вовлечено в занятия физкультурой 530 членов профсоюзов-челябинцев.
С этого времени строго фиксируется объем обязательного финансирования профсоюзами физкультурной работы. Сначала его величина составляла 10%, а с 1928 года 15% бюджета культурно-0массового отдела отраслевого профсоюза.
Таким образом, одной из причин, тормозящих развитие физической культуры и массового спорта являлось крайне недостаточное финансирование из государственного бюджета. Поэтому введенная в 1926 г. практика использования финансовых ресурсов профсоюзов была дальновидным шагом.
С развитием промышленности Челябинска, укреплялось финансовое положение профсоюзов, росли их возможности в обеспечении физкультурных организаций инвентарем, оборудованием, экипировкой, хорошо подготовленными инструкторами. Однако в полной мере все более возрастающая финансовая помощь профсоюзов проявила себя в 30-е годы и последующие десятилетия, когда Челябинск стал крупнейшим промышленным центром страны.
Вовлечение молодежи в занятия физической культурой
Война, голод, болезни, плохое питание, преждевременные призывы в армию или спешному военному обучению, нарушая жизнь народа, прежде всего сказались на подрастающем поколении. Часть молодежи была вынуждена, отрываться от школы, чтобы, работая, поддерживать семью. Другая, пользуясь занятостью родителей, также бросала школу. Общество было обеспокоено, что в результате праздности или перегруженности, при недостаточном питании молодежь росла хилой и нездоровой. Вырисовывалась перспектива недалекого будущего: недоучившиеся, слабые телом, с расслаб ленными духом и волей, не привыкшие систематически трудиться рабочие, крестьяне, интеллигенция не только сами не до бьются лучших условий для жизни, не на ладят народное хозяйство, но создадут еще более слабое потомство. Другими словами, население России будет посте пенно умственно, духовно и физически вы рождаться. Ясно понимая всю глубину этой опасности, государство в лице Наркомпроса, Наркомздрава, Всевобуча пыталось принимать все необходимые меры. Однако было очевидно, что их усилия не дадут нужных результатов, если сама молодежь не пойдет на встречу государству и не образует "единого фронта для своего спасения".
В России до революции 1917 года на физическое воспитание юношества смотрели сквозь пальцы. Оно было сферой аристократического досуга и проводилось серьезно только в кадетских корпусах, некоторых частных гимназиях и училищах.
При этой ситуации крестьянская молодежь страдала в меньшей степени, так как деревенский воздух, купание, физическая работа в поле все же охраняли ее от того, что являлось губительным для городского юношества и детей, испытывавших ( пресс благ и удовольствий цивилизации, К VII съезду ВЛКСМ ЦК комсомола произвело специальное обследование комсомольского актива, среди которого тоже еще сказывались остатки тяжелых лет голода и разрухи 1920-1921 гг. Обследование показало, что большинство комсомольских активистов мало уделяло внимания вопросам своего здоровья, жило в негигиенических условиях, что способствовало высокой заболеваемости среди руководящего и низового актива. Обследование 85 комсомольцев, живших в Челябинске, позволило выявить следующую картину: большинство комсомольских лидеров страдало малокровием, неврастенией, туберкулезом - основными
  • болезнями комсомольских организаторов, что являлось во многом следствием перегруженности, небрежности по отношению к своему здоровью, неорганизованности.
    Вот как рисует типичную картину городского комсомольского быта средины 20-х годов журнал "Молодая гвардия": "Очень часто актив живет в условиях, близких к личной "богеме". Грязь в комнате, везде окурки, приходят товарищи - прямо с ногами на кровать, комната не подметается неделями, сам он не обращает внимания на свою одежду и проч.... Актив не научился правильно не только работать, но и отдыхать. Отдых не считается чем-то серьезным. В частности, очень мало внимания уделяется спорту. В лучшем случае целые дни и ночи отдаются шахматам или посещению футбольных матчей или боксерских поединков". И все-таки, замечает автор, наметился уже некоторый перелом. Уже не ведутся дискуссии о том, можно или нет хорошо одеваться, иметь приличную обстановку. В большинстве случаев уже осознана необходимость более гигиенично и культурно жить, но еще далеко, чтобы это сознание практически претворялось в жизнь. Заработок все еще в громадном большинстве случаев расшвыривается, все еще считается мещанством беречь деньги и их экономить. И все же большая часть молодежи (и в первую очередь крестьянская) оставалась в 20-е гг. в стороне от активных занятий физической культурой. Поскольку государство еще не обладало необходимым количеством кадров и средств, оно выдвигает идею, что молодежи необходимо самой взяться за организацию своего физического развития путем создания в городах и в деревне сети самодеятельных спортивно-гимнастических кружков, в первой половине 20-х годов учитывая направление воспитания масс и отвечая на реальные нужды общества, начинается серия публикаций о здоровом образе жизни. Так, издаются пособия по физическому самоусовершенствованию причем не только узкоспециальной направленности, но и общеоздоровительного плана в этих публикациях пропагандируется Модель личности социалистического общества, которую надлежало воспитать. Идеологи физкультурного движения утверждали, что сила и мощь коллектива складывается из качества составляющих его единиц. Воспитание и образование не может быть ограничено приобретением знаний и воспитанием чувства классовой сознательности. В жизнь вступает не «дух» и не «^^ а Чел0век в целом "единая человеческая машина", работоспособность которой зависит от степени пригонки, гармонического соответствия и исправного функционирования всех составляющих ее частей. Лишь всестороннее развитие организма человека может обеспечить ему правильную жизненную установку, поможет найти себе место в окружающей жизни, попасть в ее трудовой ритм, не оказаться беспомощным и социально бесполезным.
    В различных вариантах проводилась идея о том, что «путь физического развития молодежи шел по линии оздоровительной и врачебно-контрольной работы государственных органов, воспитательно-образовательной деятельности органов просвещения и труда, боевой подготовки в РККА, культурно-просветительной деятельности общественных организаций, необходимо понять, что лишь в том случае, если удастся вызвать личную заинтересованность и активность каждого отдельного гражданина, физкультура станет фактором социальной значимости».
    Обращаясь к населению страны, ВСФК на втором пятилетии власти большевиков выдвигает в качестве основного в совете спортивном движении лозунг: "Физкультура 24 часа!" Его смысл в том, что на каждого гражданина ложится часть ответственности за его осуществление. Отныне каждый грамотный и сознательный гражданин СССР должен был владеть методами самосохранения, "саморемонта" и самосовершенствования, включив их в свой повседневный трудовой быт. Это являлось тем более актуальным, что условия трудовой жизни не позволяли многим осваивать физкультуру в тех формах, которые предлагали культурно-просветительные организации,
    В связи с тем, что физкультурное движение было еще в стадии организации, а государство еще не имело достаточного количества средств на ее развитие, начинается серия публикаций, рассказывающих о методике здорового образа жизни и физического самовоспитания, способных служить руководством для занятий на дому, Они содержали ряд практических указаний гигиенического порядка для оздоровления организма. Ряд публикаций содержал примерный комплекс упражнений для работников разных сфер труда: канцелярского, физического, административного.
    На Второй губернской конференции РКП(б), состоявшейся в марте 1920 года, одним из главных был вопрос о воспитании юношества. Комсомол был призван возглавить авангард строителей общества будущего, в том числе и физкультурников, а ему еще самому только предстояло стать самой массовой организацией молодежи, В обращении губкома партии к губернским депутатам была изложена основная концепция воспитания юношества: "Мы строим новый мир, поэтому все наше внимание должно быть обращено на молодое поколение. Необходимо вовлечь молодежь в партийную и советскую работу, чтобы передать дело революции в надежные и крепкие руки... Воспитание молодежи должно быть многогранным. Мы должны давать воспитание политическое, эстетическое, музыкальное, физическое".
    Газетные публикации Челябинска, отражая настроения времени, по стилю часто напоминали листовку: "Союз даст тебе все необходимое. Если ты неграмотен – научит грамоте, если ты несознателен, в политическом кружке ты получишь все необходимое.
    Если тебя влечет к драматическому искусству, драматический кружок даст тебе возможность учиться.
    Ты физически неразвит. Спортивный кружок разовьет в тебе будущего бойца". ЦК РКСМ удалось найти путь к воссозданию на новых идейных началах бывших столь популярными в дореволюционной России скаутских организаций. Начинают организовываться отряды юных пионеров, которые возглавили комсомольцы, хотя к технической работе на первых порах были привлечены скаут-мастера.
    В ряде школьных дружин Челябинска начинают формироваться детские спортивные группы. В частности, при центральном спортивном клубе "Олимпия" с 1923-1924 учебного года стали заниматься 4 группы школьников 2-й дружины. В отчете Челябинского окружкома РКСМ за зимний период спортивное направление отмечалось 88 как основное в 3-й дружине.
    Массовая работа с детьми во время летних каникул помимо спортивно-воспитательной функции предполагала возможно более широкое использование природных факторов оздоровления: солнца, воздуха, воды, а также других, более простых форм коллективной деятельности: прогулок, экскурсий, игр.
    Летом 1924 года по инициативе окружного бюро РЛ КСМ было организовано два детских лагеря. Первый - лагерь городского и Копейского районов - находился под Еткулем. В нем отдыхало 270 человек. Второй -лагерь железнодорожников, рассчитанный на 240 детей, расположился в районе озера Чебаркуль. Физическая культура в режиме детского отдыха занимала значительное место, являясь частью общественно-политического воспитания.
    Летом 1926 года физическое воспитание среди пионеров осуществлялось по нескольким направлениям: а) работа с детьми на детских площадках; б) детские санатории; в) лагеря; г) организация прогулок, игр, физических занятий.
    По Челябинскому округу существовало 15 детских площадок, где в летнее время организованно проводили время до 550 детей. Работники одной из площадок организовали для своих подопечных даже горячие завтраки.
    При всем том этого количества детских площадок для округа было явно недостаточно.
    Детский санаторий работал во время летних каникул, за которые там отдыхали 425 детей, 45% которых имели ослабленное здоровье, выявленное в результате школьного медосмотра. Однако его работники не обращались к физкультуре как к средству оздоровления питомцев.
    Летом проводились медосмотры пионеров и школьников. Обследование 247 человек позволило выяснить следующее: здоровых детей оказалось лишь 29,5%, 40% детей имели малокровие, 57% из них имели отклонение в развитии опорно-двигательного аппарата, 23% детей страдали недоеданием.
    Таким образом, челябинские школьники нуждались в серьезном внимании медицинских и спортивных специалистов, а город - в формировании соответственной позиции общественности и городских властей.
    Экскурсия на Западе была известна как форма развлечения и отдыха. Она была заимствована советской системой воспитания, поскольку спектр ее воздействия на личность многопланов. Экскурсии нашли одобрение и в рядах советских гигиенистов, которые видели главную задачу физического воспитания не в наращивании мускулов и создании атлетической силы, а в систематическом укреплении здоровья.
    Наиболее целесообразным упражнением для полноценного функционирования организма, считали они, является ускоренная ходьба, во время которой легкие в 5 раз интенсивнее впитывают кислород и усиливается обмен веществ. Преимущество ходьбы перед бегом в том, что организм менее утомляется, и в то же время он работает с известными усилиями, ведь происходит сокращение и напряжение мышц.
    Популяризация экскурсий осуществлялась также через программные документы партийных и государственных органов, через лекционно-агитаторскую работу, через публикации в самых распространенных печатных изданиях. Методика проведения экскурсий рекомендовалась следующая. В каждой экскурсионной группе выбирался руководитель, который намечал программу экскурсии, а также нес хозяйственно-организаторские функции. Экскурсия на более длительный срок - от 3 дней до трех недель давала руководителю "диктаторские полномочия": он распределял дежурства, руководил играми, заботился о продовольствии. В общих интересах среди конкурсантов вводилась добровольная дисциплина. Оптимальный вес груза на отдельного члена группы не должен был превышать 10-15 фунтов (3-4,5 кг)чтобы не вызвать перенапряжения. В связи с тем, что рекомендованное расстояние однодневной экскурсии составляло 20-30 верст, экскурсии как форма оздоровления и развития рекомендовались для молодежи не моложе 17 лет. Составляющими экскурсии были не только ходьба, но и игры, купание, специальные физические упражнения, песни у костра. Методисты рекомендовали связать экскурсии с познавательными задачами - изучением местности и наблюдением природных явлений. Игры, рекомендованные во время экскурсии, выбирались так, что вызывали усиленное движение: эстафета, кросс-коунтри, лапта и т.д.
    В Челябинске вопрос об экскурсиях как форме работы с массами, впервые стал обсуждаться в 1923 году. Так, на июньском пленуме Южноуральского районного отделения профсоюза металлистов признавалось, что до сих пор на экскурсионное дело вообще мало обращалось внимания и на которое не отпускались никакие средства.
    Трудностей в этом деле было много. Как признавалось на пленуме, "на подвижные игры и спорт у нас смотрят отвлеченно и если такие процветают, так большей частью называют это "пустым занятием".
    Сложность вопроса для организаторов заключалась и в том, что разворачивать новое направление было предложено в летнее время, когда в связи с сенокосной и огороднической порой замирала не только культработа, но и жизнь заводов челябинской губернии. В этой ситуации задачей профкомов становилась попытка увлечь рабочих и на этой основе переориентировать краткое время их отдыха.
    Российская печать констатировала в 1922, что никогда за все существование России физическому воспитанию и образованию не уделялось столько внимания правительства и общества, никогда еще такая масса молодежи не была втянута в спортивные секции, никогда еще сама организация спорта не стояла так близко к трудовому населению страны.
    Возрастает и роль РКСМ, который в течение всего г°Да принимает самое активное участие в строительстве физкультуры, ВХ°ДЯ с решающим голосом в Главное Управление Всевобуча и в ВСФК. Таким образом, опыт 1922 года подытожил предыдущую работу по физкультуре и показал- что ей принадлежит будущее в российском обществе, На Уральском совещании РКСМ, прошедшем 15 июня 1923 года, обсуждались организационные формы физической культуры. Было решено реорганизовать СФК' передав от Всевобуча или вновь со3Дав их ПРИ губернских исполкомах. СФК стали ведомственным руководящим органом, координирующим работу всех организаций и ведомств в области физкультуры. ГубСФК составлялся из представителей заинтересованных организаций и ведомств, под председательством члена губисполкома или губкома РКСМ.
    Совещание постановило, что спортивные организации Урала должны строиться по единому типу - типу "Спартака".
    Единственной массовой спортивной организацией должны стать спортивные кружки "Спартак", создаваемые при организациях РКСМ. Все первичные спортячейки и крупные физкультурные объединения - городские, районные, уездные – должны существовать на основе положения о кружках "Спартак". Они целиком подчиняются соответствующим комитетам РКСМ и работают под его началом, а руководящий орган спортивного объединения "Спартак" выбирается и утверждается комитетом РКСМ.
    На основании Уральского совещания РКСМ Челябинский губком комсомола стал строить свою работу и руководить работой уездных комитетов и райкомов. Отныне учреждался Губернский Совет физкультуры (ГубСФК), в который входили все заинтересованные учреждения и организации. Уездным СФК надлежало воспрепятствовать всем частным спортивным организациям, которые не входили в их состав. Спортивную работу необходимо было развертывать среди следующих категорий населения: молодежи, состоящей в профессиональных союзах, среди допризывников, комсомольцев, в Красной Армии, в детских домах, Предполагалось, что СФ/< будет тесно взаимодействовать с органами Всевобуча, отделами народного образования, здравотделами, исполкомами, военкоматами и партийными комитетами. Челябинский губком РКСМ разослал подробные материалы по организации СФК на места с просьбой информировать его о проделанной работе и запрашивать о непонятном, с декабря 1920 года согласно распоряжению партии за подписью секретаря ЦК В.М.Молотова, комсомольских работников по быту и физическому развитию молодежи стали зачислять в штат государственных и профессиональных организаций.
    В 1921 году по распоряжению 4-го Всероссийского съезда РКСМ и положения, разработанного ЦК, комсомол, будучи общественной организацией, осуществил передачу работы по труду, быту, образованию и физическому развитию рабочей молодежи в государственные органы. В связи с этим в Челябинске при комитетах комсомола были ликвидированы отделы экономического права, социального образования и военного спорта. Таким образом, спорт от общественной организации перешел в ведение государственной – Всевобуча.
    На основе постановления V Всероссийского съезда РКСМ по спортивной работе Челябинский губком РКСМ 15 января 1923 года постановил создать кружок физкультуры при каждой комсомольской организации, куда вовлекать и беспартийную молодежь. Занятия спортом для всех комсомольцев сделать обязательными, а за непосещение их взыскивать как за пропуск собрания. Выполняя решения V съезда, губком РКСМ решил организовать спортивные занятия во всех учебных заведениях и школах фабрично-заводского обучения, для чего ввести в общую программу часы физкультуры. Для занятий предлагалось использовать все профсоюзные клубы и клубы Всевобуча. Надлежало создавать коллективы там, где они отсутствовали, и организационно укреплять существующие.
    Комсомольские организации были обязаны принимать активное участие во внутренней жизни спортклубов. Для работы в советах спортклубов рекомендовать членов ВЛКСМ. Делегировать во все советы физической культуры своих представителей. В условиях НЭПа повести решительную борьбу с зарождением частных спортивных организаций.
    На 3-й Уральской областной конференции РКСМ комсомольцы взяли обязательство к Международному юношескому дню, отмечаемому комсомолом 20-х гг. 1 сентября, довести общее количество спортсменов в области до 4 тыс. человек. В связи с этим предлагалось рассматривать спортивную работу как часть общесоюзной работы под лозунгом "нет комсомольца и пионера, не занимающихся спортом".
    С середины 20-х гг. занятия физкультурой среди молодежи приобретают массовый характер. Усилиями комсомольской организации Челябинска спортивная работа была перенесена на предприятия города, а это значит- приближена к людям, Систематически стали проводиться районные и окружные первенства по летним и зимним видам спорта.
    И все-таки, несмотря на очевидные успехи, физкультура и спорт, по признанию секретаря окружкома РКСМ Аникеева, являлись "самым больным местом в работе". Очень непросто складывалось взаимодействие комсомола с окружным СФК, работа которого по объективным причинам не могла быть продуктивной. В докладе Челябинского окружного комитета ВЛКСМ за период с января по октябрь 1926 года по городским районам Челябинска из 2494 комсомольцев в кружках физкультуры состояло лишь 389 человек, или 15,6% от общего состава. Причиной этому, по мнению комсомольских вожаков, являлось "недостаточное укоренение позитивного общественного мнения к физкультуре".
    Спортивные соревнования 20-х годов
    Спортивные организаторы с целью популяризации спорта стимулировали состязательность. Соревнования проводились на разных уровнях - от кружкового до межрегионального. За их организацию отвечал Совет физической культуры Челябинска.
    В мае 1920 года для популяризации идей физического воспитания был проведен во всей республике "День спорта", который прошел в Челябинске. Это были первые массовые спортивные состязания. А через месяц в июне 1920 г. Всевобуч решил провести второе состязание более крупного масштаба, имевшее своей целью отобрать сильнейших спортсменов для участия в I губернской олимпиаде, которая включала в себя состязания по легкой атлетике, борьбе, поднятию тяжестей. По результатам соревнований в сборную Челябинска вошли В. Пионтек, А. Свистунов, Н. Менщиков, П. Измоденов, А. Польских, И. Прокопов и другие.
    В I губернской олимпиаде участвовали помимо челябинцев представители Кургана, Троицка и Миасса. Соревнования по легкой атлетике, борьбе, штанге носили характер личного первенства, они проводились на спортивной площадке Алого поля. Из спортсменов челябинской команды в беге на 5000 м первенство завоевали И. Прокопов и А. Польских. Победителем в беге на 400 и 800 метров стал П. Измоденов. Сильнейшими в метаниях оказались В. Пионтек и А. Свистунов. Представитель Кургана В. Яковлев вышел победителем в беге на короткие дистанции.
    Первыми тяжелоатлетами стали А. Свистунов, Н. Менщиков, И. Мельников, П. Измоденов. Гимнастикой увлеклись А. Ковязин, Хилов и другие.
    Из числа победителей соревнований была укомплектована сборная команда Челябинской губернии по легкой атлетике и борьбе для участия в Приуральской олимпиаде. В Екатеринбург кроме южноуральцев, съехались представители Пермской, Екатеринбургской и Вятской губернии. В связи с отсутствием стадиона, состязания проводились на ипподроме с 100-метровой грунтовой дорожкой. Спортивную обувь с шипами челябинские легкоатлеты увидели там впервые, а бегали и прыгали босиком.
    За команду Екатеринбургской губернии выступал ряд очень искусных, опытных спортсменов, которые были преподавателями на курсах инструкторов спорта при Уральском штабе Всевобуча. Это были финны О. Озол - метатель, И. Плумэ - боксер, а также русские - Львов, Великосельский, Тайнов и другие.
    Несмотря на отсутствие в челябинской команде спортсменов столь высокого класса, южноуральцы в некоторых видах программы завоевали призовые места. Так, курганец Л. Яковлев занял первые места в беге на 100 и 200 метров, опередив И. Плумэ. Командное первенство не определялось.
    Вторая губернская олимпиада состоялась на следующий год. Кроме Челябинска, Кургана, Миасса и Траицка в соревнованиях принимали уччастие спортсмены ряда других районов. Примечательным на этой олимпиаде было то, что ее участницами впервые стали женщины. В числе победителей было много челябинцев. Дальше всех метнул диск и толкнул ядро С. Шубин. Победителем в метании копья вышел В. Азаров. П. Измоденов оказался сильнейшим в беге на 400 метров. Первыми в беге на длинные дистанции стали И. Прокопов и А. Польских. Спортсменки Челябинска - сестры Е. и Ю. Бланкфельд, Е. Баландина, Е. Хилова и другие заняли все первые места.
    В программу второй Уральской спартакиады, которая состоялась также в 1921 году в Екатеринбурге, были включены соревнования по легкой атлетике, баскетболу и плаванию. Результаты челябинских спортсменов на этот раз были значительно выше, чем в предыдущем году. Так, Е. Бланкфельд прыгнула в высоту с разбега на 141 см. Это по тому времени был лучший в России результат. Однако по техническим причинам он не был зарегистрирован в качестве рекорда республики.
    Первенство Урала 1922 года по легкой атлетике проходило в Перми. Челябинцы участвовали в нем неполной командой, так как спортсмены сами оплачивали поездки на соревнования. Из показанных южноуральцами результатов следует отметить победу Е. Бланкфельд в беге на 60 м. Шубин занял второе место в толкании ядра и метании диска, показал результат 32 м 92 см. Второй в метании диска среди женщин стала Е. Хилова, а П. Измоденов участвовал в финальном забеге на 400 м.
    Еще зимой в Челябинск пришло известие о том, что летом 1923 года в Казани состоится Поволжская олимпиада, в программу которой входили соревнования по легкой атлетике, борьбе, поднятию тяжестей и баскетболу. Кроме волжских городов, на соревнования приглашались также спортсмены Екатеринбурга, Перми, Вятки и Челябинска. Помимо уже упоминаемых спортсменов, в Казань ездили В. Павлова, Е. Кукина и миасская спортсменка Н. Жебрун, возвратившаяся со Всеуральских курсов инструкторов физической культуры.
    Южноуральская команда была универсальной. Многие спортсмены выступали сразу в нескольких видах и добивались успеха, поскольку в 20-е гг. спортом занималась относительно небольшая группа молодежи. Во-вторых, для восхождения на пьедестал почета достаточно было показать относительно невысокий результат, который можно было достичь за счет общей тренированности. Не вызывало удивления, что легкоатлеты принимали участие в состязаниях по борьбе, а штангисты становились легкоатлетами и все вместе играли в баскетбол. Потому зачинателями разных видов спорта выступали одни и те же люди.
    Из результатов, показанных на Поволжской олимпиаде, можно отметить время в беге на 100 метров В. Пионтека и П. Измоденова - 12,1 сек. П. Измоденов занял тогда четвертое место в десятиборьбе, а Н. Жебрун была второй в метании диска. Хорошо выступила и женская баскетбольная команда, которая сумела занять второе место.
    С начала 20-х гг. разворачивается широкое шахматно-шашечное движение, которое возглавила Всесоюзная шахматная секция ВСФК. Центром его стала Москва, где создается "шахбюро" при ВЦСПС. такие же бюро организовываются при культотделах различных московских профсоюзов. Устраиваются турниры, различные по масштабу и квалификации участников - об общемосковских до районных и кружковых. Сеансы, лекции виднейших шахматистов, специальные вечера стали в столице чуть ли не ежедневным явлением. Среди последователей первыми стали ленинградцы, на первенство ленинградских профсоюзов массовость состязаний доходила до 2-х тысяч человек. В этих городах впервые прошли женские шахматные турниры.
    В СССР с 1922 года проводятся всесоюзные шахматные турниры. Постепенно их деятельность упорядочивается. С 20 августа по 16 сентября 1924 года в Москве прошел Всесоюзный шахматный съезд, созванный ВСФК совместно с культотделом ВЦСПС. На съезде были намечены основные пути развития "шахматного искусства" в стране. Он сопровождался организацией ряда состязаний всесоюзного характера. параллельно со съездом разыгрывались турнир рабочих кружков, турнир Красной армии, турнир городов А, Б1 и Б2, и самый главный турнир - чемпионат СССР, который явился крупнейшим событием шахматной жизни года. В 1925 году в столице начинают функционировать шахматные курсы. Рассчитанные на контингент слушателей-рабочих, они обеспечены высококвалифицированным лекторским коллективом, ведущим занятия по разработанным программам.
    СССР активно включился в международное шахматное движение. В 1925 г. Москва стала центром проведения международного турнира, на который были приглашены звезды мирового шахматного мира - Ласкер и Капабланка. В свою очередь известно, что на международный турнир во Франкфурте 20 июля 1925 года кульотдел ВЦСПС посылал делегацию в составе 10 шахматистов.
    В русле общесоюзного развития шахмат и шашек, при Челябинском СФК образуется шахматно-шашечная секция. На летний сезон 1926 года ОкрСФК был утвержден план работы по шашкам и шахматам.
    Первая Всесоюзная Спартакиада, открывшаяся в Москве 12 августа 1928 года, была долгожданным и знаменательным событием не только для Советского Союза, но и для всего рабочего спорта. Очень внушительно выглядел состав участников: пять тысяч советских спортсменов и 500 зарубежных. Коллегия судей насчитывала 900 человек. Председателем главной судейской комиссии выступал секретарь Центрального исполнительного Комитета Енукидзе.
    Команду РСФСР составляли спортсмены разных регионов. Урал был включен в десятый спортивный район, куда помимо Челябинска вошли Вятка, Коми-Пермяцкая область и Башкирия.
    Уральский коллектив спортсменов, прибывший на Спартакиаду, насчитывал 112 человек. Среди них было несколько челябинцев - один гиревик и шесть легкоатлетов: Каленов (профсоюз пищевиков), Петров и Швалев (профсоюз железнодорожников), Рябков (профсоюз металлистов), Федоров (наркомат связи), Жебрун и Измоденов - инструкторы физкультуры.
    Весь летний сезон 1928 года южноуральцы усиленно готовились к поездке в Москву. Апрельским пленумом Уральского областного совета физической культуры (УралСФК) Спартакиада объявлялась главным стартом сезона. УралСФК наметил план подготовки, для экономии сил членов сборной уменьшил количество малозначительных соревнований.
    На первенстве Урала, проходившем с 29 июля по 5 августа в Свердловске, был осуществлен отбор лучших спортсменов по легкой атлетике, плаванию, спортивным играм, тяжелой атлетике, военизированному бегу. Часть соревнований в целях экономии средств проводилась на местах. В Челябинске состоялись игры по футболу, городкам, баскетболу, причем в последнем виде спорта выступали и женские команды. Помимо челябинцев, в них участвовали представители Златоустовского, Троицкого и Курганского округов.
    В целом, на первенстве Урала челябинцы заняли четвертое место. Их подвела стрельба и без с препятствиями, в этих видах были завоеваны лишь пятое и шестое места. Не в полную силу выступили легкоатлеты и гиревики, команды которых оказались на третьем и четвертом местах. Зато в борьбе, состязаниях гиревиков, перетягивании каната южноуральцы, как и раньше, заняли первое общекомандное место. Были и отдельные достижения. В личном зачете первыми среди борцов своих категорий стали средневес петров и Черепанов (вес пера) из Шумихи. Среди женщин отличилась Н. Жебрун, которая не только первенствовала в метании мяча, но и установила новый рекорд Урала, послав диск на отметку 23 м 87 см. Командный кросс на восемь километров также выиграли челябинцы, а время, показанное Каленовым - 29 мин 27,3 сек позволило ему занять второе место в личном зачете.
    В целом, на Спартакиаде команда РСФСР выступила хорошо. Спортсмены Российской Федерации завоевали первое место по плаванию, легкой атлетике, стрельбе. Однако во внутрикомандном распределении мест уральцы по всем видам спорта оказались на предпоследнем месте.
    Этот факт стад поводом для серьезного анализа спортивной работы, результаты которого были доведены до широкой общественности области. Главной причиной неудачного выступления южноуральцев явилась слабая материальная база. В 1928 году Челябинск еще не имел ни одного стадиона. Областная печать признала главной причиной слабого выступления челябинцев недостаточное финансирование физкультуры и спорта. Был поставлен вопрос о слабом руководстве спортом со стороны окружного профсоюзного бюро и недостаточном участии комсомольцев в спортивных кружках. Подверглась критике система единовременных летних отпусков инструкторов физической культуры, практикуемая разными профсоюзами, которая способствовала нестабильности спортивных коллективов.
    Таким образом, поражение уральцев на I Всесоюзной Спартакиаде явилось закономерным. Провинциальный спорт еще не мог в силу многих объективных причин конкурировать со столичным. Отсутствие спортивных традиций и высокопрофессиональных тренерских кадров, ограниченные финансовые возможности, недооценка спорта местными руководителями, низкая активность масс, живущих насущными проблемами быта - все это не могло не тормозить развитие физической культуры в Челябинске.
    С другой стороны, уроки Спартакиады принесли несомненную пользу. Уральцы получили возможность сравнить свои достижения с европейскими и лучшими российскими результатами, а участие земляков во всесоюзных соревнованиях способствовало повышению интереса челябинцев к спортивной деятельности.
    Самым популярным для челябинцев летним видом спорта был футбол, зарождение которого приходится на 1921 год. Первыми футболистами Челябинска стали В.Азаров, Б. Топорнин, Зябкин, Мерзляков, Влах и другие. Футбольную площадку спортсмены обоурдовали на Алом поле, а форму и мячи приобретали сами.
    Первые товарищеские встречи по футболу состоялись летом 1922 года, когда в гости к челябинцам приехали футболисты Копей (ныне Копейска). Они по тому времени были лучше технически и тактически подготовлены и всегда уезжали с победой. Особенно выделялись своей игрой копейчане Соколов, Сычев, Пискунов.
    К 1923 году в Челябинске насчитывалось уже несколько футбольных команд. Помимо клуба «Олимпия», свою команду имели печатники и воинская часть.
    Центральный спортивный клуб «Олимпия» объединил всех выступающих спортсменов. Его участники решили создать себе постоянную летнюю спортивную базу. Для этих целей они облюбовали сад-остров на реке Миасс. На заседании бюро Челябинского окружкома РКСМ от 20 мая 1924 года было решено для строительства объединить усилия городского и железнодорожного районов. Дандзиннексу – ответственному секретарю окружкома РКСМ и инспектору окружного совета физической культуры (ОСФК), члену городского бюро Гирейко поручили согласовать план устройства спортплощадки с горкомхозом и комитетом по градоустройству. сТройка возводилась силами молодежи, организованной на субботники. На спортплощадке оборудовали место для занятий по легкой атлетике, штанге, сделали баскетбольную площадку, расчистили беговую дорожку.
    Комсомольская конференция 1924 года приняла решение о переходе от организации «Дней спорта» к «Неделям спорта» в Челябинске. Летом 1924 года «Недели спорта» были проведены дважды – в июле и августе. Их непосредственными организаторами являлись окружные комитеты РКСМ, и РКП(б).
    Архивные документы помогают реконструировать сюжетную канву праздника. Для его проведения создавалась специальная комиссия. В состав первой комиссии по организации «Недели спорта» входили: Кожухов – председатель, Шляхов и Самохвалов – от городского района, Кичуткин и Веденский представляли железнодорожников, а Попов – Копи. Заранее город был обклеен афишами, отпечатанными в типографии. К участию в спортивном празднике приглашались и партийные, и профсоюзные организации.
    Спортивная неделя начиналась в воскресенье. Все спортивные кружки городского и железнодорожного районов к 9 часам утра собирались на местах, а к 10 часам встречались на Алом поле. Оттуда шествие двигалось к деревне Шершни – конечному пункту вылазки, где состоялся всеобщий доклад о спорте.
    В понедельник проходили собрания по фабрично-заводским коллективам с повесткой: «О задачах недели спорта», которые проводили комсомольские активисты. За несколько дней все докладчики приглашались к Герейко – инспектору Челябинского окружного СФК для получения информации и материалов по теме выступления.
    Комсомольские активисты-докладчики направлялись: Гирейко – на кожзавод; Пионтек – на фармзавовд; Измоденов – на маслозавод; Дерягин – в окружной коммунальный отдел; Шустов – на завод Колющенко; Машуров – в 171 полк; Королев – в типографию; Колодий – на Копи; Веденский – в железнодорожный район; Шляхов – на мельницу «Красноармеец».
    Во вторник все комсомольские ячейки и спортивные кружки работали на общем субботнике на острове, если не устраивали своих спортплощадок. Окружкому было поручено договориться о тракторе на время субботника.
    В среду проходили бесплатные спектакли и концерты как по организации, так и в общественных местах. Помимо бесплатных, давались и платные представления. Билеты на них распространялись в обязательном порядке через ячейки РЛКСМ и профсоюзные организации. В городском саду проходили выступления спортсменов. После свободного четверга, в пятницу, субботу проходили состязания, а в воскресенье – олимпиада, где выступали сильнейшие.
    В начале 1922 года в Челябинске организуется первая секция лыжного спорта. В бору, где сейчас находится стадион «Центральный», была проложена первая спортивная лыжня. Это сделали В. Пионтек, В. Азаров, Г. Дерягин, А. Свистунов, П. Измоденов, А. Польский и другие. О лыжных мазях спортсмены тогда не знали, палки каждый делал себе сам, а вместо ботинок на ногах были валенки. Однако это не останавливало энтузиастов. Веселыми шутками, смехом наполнялся молчаливый бор от города до Митрофановского совхоза и Сосновки. Иногда маршрут лыжников пролегал в район Каштака или Полетаево. С открытием клуба «Олимпия», лыжная секция, организованная Всевобучем, полностью перешла под его опеку.
    Лыжная подготовка была неотъемлемой частью военного обучения в 171 стрелковом полку. Итогом лыжной подготовки красноармейцев являлись лыжные походы, которые проводились в конце зимних сезонов. В иные годы в связи с выходом большей части партийцев в лыжный пробег, партийные собрания устраивались и во время похода.
    Уже в начале 20-х гг. челябинские лыжники стали постоянными участниками соревнований между городами Урала, Поволжья и Сибири. Вопрос об участии челябинских команд в междугородних соревнованиях решал окружной совет профсоюзов. Иногда случались организационные недоработки, в результате чего, например, в феврале 1926 г. хорошо подготовленный коллектив челябинских лыжников не смог попасть на первенство Урала в Свердловске.
    В 1926 году физкультурники поставили вопрос об организации лыжной станции в Челябинске. В округе денег на закупку лыж не имелось, но на станцию было передано 10 пар лыж.
    Во второй половине 20-х гг. нормативные документы из Москвы и Екатеринбурга нацеливали инструкторов спорта на спортивную работу с массами на свежем воздухе. Поэтому инструкторы спорта стремились, чтобы лыжи и коньки вошли в был челябинцев.
    Усилиями окружного профбюро и СФК открывается городской каток. В 1928 году размеры катка были увеличены почти вдвое. Беговая дорожка стала равна 400 м, а внутренняя площадка для катания приобрела площадь 90 м на 60 м. По прибытии в город зимних спорттоваров, профсоюзы закупили коньки и открыли на городском катке пункт проката, плата за пару составляла 5 коп. за час.
    Лыжная станция располагалась тут же. Каждый мог попасть туда за небольшую общедоступную плату. Она составляла для членов профсоюзов по предъявлении членского билета 10 копеек, учащихся по предъявлении удостоверения – 5 коп., желающим, не состоящим в профсоюзах, в будни – 20 коп., в праздники – 25 коп. В 1928 году открывается филиал лыжной станции на «Монахах» – холмистом участке городского бора на берегу реки Миасс у деревни Шершни. Там уставшие лыжники могли отдохнуть и подкрепиться в буфете. Обустройство мест зимнего отдыха позволило увеличить число поклонников лыж и коньков.
    Осуществление данного проекта стало возможным при объединении усилий челябинского окружного СФК и окружного бюро профсоюзов, а профкомы на местах получили директиву из области не только профинансировать, но и охватить лыжным спортом не менее 2% своих членов. Тем не менее, картина в первом приближении получилась довольно пестрая. Если одни профсоюзы, такие, как пищевики, строители, сразу откликнулись на нововведения, то для профсоюзов печатников, учителей, коммунальщиков требовалась раскачка.
    Недели физкультуры проводились и в зимний период. Многочисленные старты по предприятиям заканчивались звездно-лыжным пробегом. Особый интерес вызвал у спортивной общественности лыжный пробег Челябинск – Златоуст, организованный профсоюзом металлистов. В нем приняли участие спортсмены, для которых лыжный поход на такое большое расстояние был первым в жизни. Шубин, Козлов, Шохин, Рябиков и Серебряков первые 50 км прошли за 7 часов. Ночевали в деревнях, где спортсменам был оказан радушный прием. Их жители очень интересовались целью пробега, а самым популярным был вопрос: «Сколько можно сделать верст в час на ваших конях?» они несколько раз сбивались с дороги, из-за чего пришлось сделать 50 лишних километров. Иногда лыжников на маршруте заставала ночь. Но особенно тяжело было в горах. Лыжи цеплялись за кочки, царапались приходили в негодность. Но все испытания были преодолены с честью.
    Большой популярностью у челябинцев пользовалась лыжная эстафета вокруг города на приз газеты «Челябинский рабочий». На первый в 19227 году старт эстафеты вышло 10 команд, а в 1929 – уже в три раза больше. Наиболее активно в этих лыжных соревнованиях участвовали спортсмены 171 полка, металлисты и железнодорожники. В каждой команде было по 6 участников – по числу этапов. Первый этап стартовал около здания редакции газеты «Челябинский рабочий», а финишировал у Красных казарм. Второй этап заканчивался у маслозавода, третий у Белых казарм, четвертый у совпартшколы, пятый у клуба им. Ленина. Эстафета на последнем этапе возвращалась к зданию редакции и там финишировала.
    Техническое обслуживание эстафеты осуществлял учебно-технический кабинет и судейская коллегия окружного совета физкультуры. Команде – победительнице вручалось переходящее знамя и бесплатная годовая подписка на «Челябинский рабочий». Как правило, наиболее острая борьба разворачивалась между лыжниками профсоюзов железнодорожников и металлистов, а также 171 полка.
    Все участники соревнований подвергались обязательному медицинскому контролю, который с самого зарождения советской физической культуры стал одним из обязательных и отличительных ее начал. Медицинский контроль служил средством научного обоснования физического воспитания. Изучение физического состояния физкультурника – это одна сторона врачебного контроля, другой его стороной стала в стране работа по созданию методики занятий, их условий, режима физкультурников, т.е. всего процесса воспитания спортсмена. Спортивным врачом Гориневским внушалась мысль, что не работая во втором направлении, врач лишает себя важнейших объективных данных для оценки результатов своих наблюдений за физическим состоянием занимающихся, снижая свою роль в физическом воспитании, менее эффективно влияя на учебно-тренировочный процесс. Вследствие этого, в советской спортивной медицине вырабатывается установка на необходимость постоянной живой связи врача с практиками – тренерами и педагогами. По инициативе В.В. Гориневского, в стране начинаются первые массовые исследования с участием военных врачей на спортивных праздниках 1922 – 1924 гг., послужившие основой данного направления в развитии физкультуры в стране.
    Основоположник медицинского контроля В.В. Гориневский считал, что при осуществлении научного контроля нельзя ограничиться одной антропометрией, которая долгое время являлась единственным методом исследования. Он доказывал необходимость физиологических, клинических, психологических и других методов исследования. По принципу комплексности организовывались лабораторией Гориневского массовые научные исследования на спартакиадах и других спортивных соревнованиях, в частности, на 2-м Всесоюзном празднике физкультуры в 1924 году, на боксерских соревнованиях 1928 года.
    Гориневский, олицетворяя собой целую школу методистов, считал, что в спорте большое внимание должно быть уделено задаче самосовершенствования, которой надо подчинить всю учебно-тренировочную работу. Бороться со своими недостатками – физическими и психическими – вот что должно быть основным стрежнем тренировки каждого спортсмена.
    Следует отметить, что Гориневский, подчеркивая большое воспитательное значение правильно организованных соревнований, на рекорды смотрел по-своему. По мнению такого авторитетного специалиста, каким был В.В. Гориневский, рекорды возможны лишь при одностороннем развитии каких-либо качеств за счет других, или одной части тела в ущерб другой, что противоречило его взглядам на всестороннее гармоническое развитие человека, почему он и осуждал даже само стремление к установлению новых рекордов. В недооценке общественно-политического значения рекордов проявилась определенная узость взглядов крупнейшего ученого-гигиениста.
    В 1922 году при Главной Военной школе физического образования по поручению Главного Военно-медицинского управления РККА под управлением В.В. Гориневского были организованы курсы по обучению врачей новой специализации – врачебный контроль над занимающимися физической культурой. В 1923 году в государственном центральном институте физической культуры создается кафедра научного контроля, которую в течение 9 лет также возглавлял В.В. Гориневский, который разрабатывал методику врачебного контроля спортивной деятельности. В 1935 году им совместно с дочерью – профессором Вероникой Гориневской – создано «Руководство по физкультуре и врачебному контролю».
    Второй пленум Челябинского губкома комсомола, прошедший в начале 1921 года, постановил в целях выяснения физического здоровья работающих на производстве подростков впервые провести общегубернское медицинское обследование, по окончании которого было решено всех больных снимать с производства, по возможности посылать на лечение и в дома отдыха.
    В Челябинске в середине 20-х гг. начинает внедряться врачебный контроль за спортсменам и, за 1924 год было освидетельствовано 200 человек.
    Городской отдел здравоохранения Челябинска посезонно отчитывался на бюро ОкрСФК за проделанную работу, рамки которой постепенно расширялись. В 1926 году начинает проводиться врачебный контроль тренировок и соревнований тяжелоатлетов. Однако в силу ряда причин планированной работы со спортсменами врачи еще не вели. Не было даже отдельной ставки спортивного врача. Имеющийся врач работал по совместительству, обслуживая 700 человек физкультурников. В отсутствие своего помещения, медработник обследовал спортсменов в амбулатории. ОкрСФК поставил вопрос перед Здравотделом об организации специального антропологического кабинета.
    По плану работы IV квартала лета 1926 года в Челябинске был проведен предварительный и итоговый медицинский контроль над всеми участниками летних соревнований. Начата разработка типовой программы обследования физкультурников. Начинается систематическая работа по медобслуживанию спортсменов, окружному здравотделу предложено составить план работы по данному направлению. По результатам обследования представитель Окрздравотдела заслушивался на бюро ОкрСФК. Был поставлен вопрос о приглашении в Челябинск профессионального спортивного врача, выпускника одного из московских вузов.
    Спортивно-массовая работа
    Развитие спортивно-массовой работы имело пред собой цель – оздоровление, воспитание и развитие пролетарской молодежи посредством приобщения к физической культуре, а также распространение всех полезных видов спорта, развивающих не только силу, ловкость, физическую крепость, но и воспитывающих коллективизм, создающих «товарищескую спайку и артельность».
    Одной из самых массовых форм спортивной работы являлась организация физкультурных кружков. Они создавались при фабриках и заводах, школах, железнодорожных станциях, в селах и т.д. Спортивные ячейки создавались при комсомольских клубах и ячейках и находились под политическим контролем РКСМ.
    С 1923 года создание спортивных кружков шло по системе «Спартак». Членом кружка спартаковцев мог стать любой комсомолец, а также и несоюзная молодежь, начиная с 15 лет. Прием в члены спортивного кружка производился путем подачи заявлений с рекомендацией 2-х членов РКСМ, РКП или членов кружка, которые утверждались общим собранием кружковцев.
    Затем мелкие ячейки объединялись в городские или волостные спортивные кружки рабочей и крестьянской молодежи, которые образовывали общереспубликанскую сеть красных объединений и союзов физкультуры – общественных и спортивных организаций трудящихся.
    Базой для спортивных кружков служили организации, уже объединившие вокруг себя известное число молодежи – клубы, кружки по интересам, школы 2-й ступени, члены которых становились первыми участниками спортивных занятий и пропагандистами физкультуры. Подобная тактика снимала вопрос поиска помещения для занятий и библиотеки, к которой присоединялся спортивный отдел и т.д.
    Если спортивная ячейка возникала по инициативе правления клуба, то из его членов назначался ответственный организатор по спорту, в этом случае спортивный кружок существовал на равных правах с другими клубными секциями.
    Управление спортивными кружками отличалось гибкостью. Кружок в 25-40 человек имел правление, состоявшее из председателя, секретаря – он же зам. председателя и заведующий спортивной библиотекой, и казначея, который совмещал обязанности завхоза, коменданта помещения и спортплощадки. Правление кружка избиралось общим собранием обычно на три месяца, в его состав вводились председатели спортивных секций, а также приглашенный правлением инструктор, который по решению правления имел совещательный или решающий голос. В итоге правление спортивного кружка состояло из 6 человек. Его перевыборы проводились обычно перед началом сезона – весной и осенью.
    В селах, прилегающих к Челябинску, в связи с нехваткой инструкторов спортивную работу вели военнослужащие, демобилизованные из старой или Красной армии и подвижные игры. Но в отсутствие инструктора-профессионала, окружной совет ФК не рекомендовал идти далее вольных и дыхательных упражнений. Организатору спортивной работы на селе надлежало держать связь с уездным органом Всевобуча или ближайшей уже окрепшей спортячейкой. Он должен был всесторонне ознакомиться с постановкой дела, договориться об организации показательных занятий, наладить получение снарядов, спортивно-методической литературы, инструкций по отдельным видам спорта и устройству состязаний.
    Традиционными способами привлечения в кружок являлись оборудование спортплощадки и спортзала, объявления, призывы и плакаты, вывешиваемые на улицах, общественных зданиях, лекторско-пропагандистская работа.
    Согласно методическим рекомендациям по оборудованию кружка, в зимний период или в плохую погоду летом необходимо было иметь помещение, состоящее минимум из 3-х комнат: помещение для гимнастики, борьбы, подвижных игр, комнату для клубной работы, отдельные раздевалки, которые по возможности оборудовались умывальников. В отличие от старых, советские спортивные клубы функционировали на основе самообслуживания.
    В перечень необходимых снарядов входили: турник, шведская стенка, гимнастический конь, стойки для прыжков в высоту, ковер или маты для борьбы и партерной гимнастики, а также палки и флажки для вольных упражнений.
    Все оформление спортивной комнаты подчинялось идее оздоравливающего влияния физической культуры. Стены зала оформлялись плакатами, витринами, фото, таблицами норм и рекордов, методическими пособиями.
    Несмотря на эстетический романтизм распоряжения Подвойского, рекомендовавшего устраивать спортплощадки в самых красивых природных уголках населенных пунктов, на практике спортплощадки старались располагать недалеко от помещения кружка, чтобы спортсмены могли отдыхать и раздеваться в обустроенных помещениях.
    Местом для спортплощадки служила любая ровная травяная или земляная лужайка размером 15030 шагов. На ней отводили место под футбольное поле величиной 10065 шагов, устраивали беговую дорожку для короткого бега на 6-100 и 11 метров с барьерами. Возводили место для прыжков и метаний, простейший гимнастический городок, скамьи для публики, навес или деревянный павильон для участников состязаний. В необходимый набор спортинвентаря должны были входить: ядро, диск, мяч, секундомер, финишная лента, рулетка для измерения результатов. Для полного оборудования кружка полагалось на местном водоеме иметь 2-3 лодки и плот с невысокой вышкой для упражнений в гребле, плавании и нырянии.
    Перед открытием летнего сезона в апреле 1926 года коллегия культотдела объединенного бюро профсоюзов обратилась в горсовет и отдел месмтного хозяйства о предоставлении места для споротплощадки в центре города для физкультурников всех отраслевых профсоюзов, а также за помощью в ее оборудовании. Из культфонда объединенного бюро профсоюзов на строительство общесоюзной спортплощадки было выделено 100 рублей. Даже по тем временам это была крайне незначительная сумма, на которую можно было купить лишь пять пар лыж. Спортивные активисты решили собрать недостающую сумму путем сбора пожертвований среди физкультурников. Однако из-за крайней бедности населения удалось собрать чуть более тридцати рублей. Площадку построили на Алом поле за несколько субботников, но оснащение ее было очень скромным.
    На городской спортплощадке работали два инструктора, оплачиваемые из профсоюзных фондов. Количество занимающихся жестко регламентировалось. Было определено не только время занятий, но и количество занимающихся от каждого профсоюза.
    Городская спортплощадка не могла удовлетворить в полной мере потребности в занятиях физической культурой заводской молодежи. В начале 20-х гг. было еще далеко до Челябинска – крупнейшего индустриального центра страны. Челябинский промкомбинат объединял четырнадцать небольших предприятий, в число которых входили заводы им. Колющенко, кожевенный, дрожже-винокуренный, маслобойный, химико-фармацевтический, Челябинские угольные копи, электростанция, типография, мельница «Коммунар».
    Челябинские предприятия после гражданской войны представляли собой печальную картину. Наглядным примером может служить завод им. Колющенко. В 1909-1914 гг. он имел 107 тыс.рублей чистой прибыли, в годы I мировой войны – 300 тыс.рублей. при отступлении армии Колчака завод был эвакуирован и понес большие убытки. В 1924 году на заводе функционировало 8 цехов, где работало 275 человек, что составляло 13% от 1912 года. Колющинцы выпускали сельскохозяйственные орудия. Нагрузка завода была неполной и составляла всего 60% от мощности. 50% всей прибыли давало петельное производство, организованное при заводе. Эта продукция по качеству занимала второе место после завода в Ростове-на-Дону. Тяжелые условия труда, несвоевременная выплата заработной платы вызвали стачку в механическом цехе.
    Не менее тяжелой была ситуация с жильем. В 1924-1925 годах на одного человека в Челябинске приходилось 0,59 м2 жилья. В 1923-1924 гг. норма жилья повысилась до 5,7 м2 на человека, но в связи с интенсивным строительством промышленных предприятий и приездом большого числа строителей и специалистов, она вновь уменьшилась. В 1929-1930 гг. она стала равна 4,2 м2.
    Количество школ I ступени на весь Челябинский округ было в 1922/ 1923 учебном году – 207; в 1923/ 1924 гг. – 266; в 1924/1925 гг. – 322. Однако потребность в школах была удовлетворена лишь на 49%, а всего в 1926 году в Челябинском округе было 47 тыс.неграмотных. Для расширения сети школ не хватало финансов. В 1926 году было выделено на открытие школьных заведений 3900 руб. – это только на 4 школы. Число учащихся в 1922/ 1923 учебном году составляло 15049; в 1923/ 1924 – 19329; 1924/ 1925 – 20138; 1925/ 1926 – 19650. В Челябинском округе в первой половине 20х гг. функционировало только 5 семилеток, 1 школа второй ступени и 2 школы крестьянской молодежи. В них училось 1836 человек.
    В годы первой пятилетки в Челябинске начинается активное строительство промышленных предприятий. Всего по Челябинскому округу в 1927 году в строительство вложено 2 млн.руб., в 1928 году – 11 млн.руб., т.е. в 5,5 раз больше, а в 1929 году предполагалось на строительстве промышленных объектов освоить 19 млн. рублей.
    В 1928 году разрабатывается проект Челябинской ГРЭС. Его приехали строить более 900 человек молодежи – плотников и каменщиков.
    В следующем году начинается развертывание строительства завода ферросплавов, которому передавались кирпичный завод и лесопилка. С 11 октября 1929 года ведет отсчет подготовительный период к началу возведения Тракторостроя. 9 апреля 1930 года на бюро окружного комитета выносится решение о строительстве Цинкового завода.
    С января 1930 года резко меняется ситуация в округе. С сельскохозяйственных проблем все внимание переносится на развитие промышленности.
    Подъем промышленности в середине 20-х гг. стимулировал развитие милитаристской идеологии сталинского руководства. В сфере физической культуры это выразилось в доктрине военизации.
    Выполняя указания Москвы, Уральский областной совет ФК направляет серию директив по округам соответствующего содержания. Заместителю агитационно-политического отдела Челябинского окружкома ВКП(б) Королеву и Шустову – члену президиума Челябинского Окружного совета ФК – поручается в двухнедельный срок составить план мероприятий по военизации спортивно-массовой работы.
    Бюро Челябинского окружкома РКП(б) 27 ноября 1925 года решило создать комиссию для организации в округе военно-спортивных кружков. В ее состав вошли: Прилепский (председатель), Козлов, Кошкин, Шустов, Поваляев, Лысенко, Аникеев.
    15 апреля 1926 года бюро Челябинского СФК при окружном исполкоме выносит постановление об необходимости организации тира. Стрелковой секции в кратчайшие сроки поручается составить для этого смету. Было закуплено две винтовки, одну приобрели для клуба СФК, а другую – союзу транспортников. Стрелковой секции было предложено также составить перечень всего необходимого для функционирования кружка и смету на все оборудование. По смете было выделено на строительство тира 7719 руб.41 коп.
    В русле плана военизации происходит смена руководителя стрелковой секции. На место Долгова назначается член ОкрСФК Кузьмин – помощник командира полка по строевой части.
    Спортивно-стрелковый комитет Челябинского ОкрСФК курировал работу по физкультуре в 171 стрелковом полку. Согласно отчету, в полку устраивались испытания физической подготовки кадрового и переменного состава, организовывались спортячейки в ротах.
    Максимально военизируются идеологические мероприятия. День освобождения Челябинска от Колчака – 15 июля 1926 года прошел под знаменем ознакомления населения с военными действиями, была организована имитация взятия Челябинска войсками Красной Армии. Физкультурники же обязывались участвовать в шествии и организации среди зрителей игр массового характера.
    Президиум Челябинского ОБПС 14 января 1926 года выносит постановление о создании военно-спортивных кружков при Центральном рабочем клубе, в клубах им. Ленина и горняков, которых обязали выделять ежегодно по 65 рублей на оборудование и пособия для кружков.
    В русле развертывания физкультуры СССР в сторону военно-прикладных видов спорта и в связи с 10 годовщиной Красной Армии, президиум Челябинского ОкрОСОВИАХИМА 14 февраля 1928 года принял решение об устройстве окружного стрелкового тира в Челябинске. Стрелковому тиру решено было присвоить имя К.М.Ворошилова. На его строительство окружной совет ОСОВИАХИМА из своих средств выделил 100 рублей и ходатайствовал перед всеми советскими, профессиональными и общественными организациями об оказании материального содействия. Члены президиума Окрсовета ОСОВИАХИМА сдали на строительство тира по рублю, тем самым показав пример низовым ячейкам, среди членов которых распространялись «подписные листы» по сбору средств. Газета «Челябинский рабочий» открыла рубрику по сбору средств, куда мог обратиться каждый, кто пожелал внести взнос на данное патриотическое начинание -–строительство Окружного стрелкового тира. Комиссии в составе Парфенова, Пануловой, Синцова, Гладилова и председателя Ревкомиссии Новикова поручалось составление сметы и выбор места под тир.
    Краткие биографические данные о челябинских спортсменах 20-х годов
    Азаров Владимир Владимирович. Родился 1 марта 1900 года в д. Петино Вяземского уезда, Смоленской губернии. Окончил 6 классов гимназии. Состоял членом Челябинского центрального спортклуба с 1 августа 1920 года. Активно занимался тяжелой и легкой атлетикой, становился призером на спортивных соревнованиях Урала, губернии, Челябинска. С 15 июня 1922 года являлся платным инструктором при Челябинском Совете ФК. Вел занятия с любителями спорта, слушателями совпартшколы, комсомольцами. Длительное время вел занятия с учащимися школ I ступени и в детских домах (10-15 лет). Согласно анкете, заполненной им в 1924 году, специальной литературы по ФК не читал и не знаком с европейскими спортивными системами. Азаров В.В. – победитель II Губернской Олимпиады в метании копья (1921 г.). в 1923 году стал рекордсменом Челябинского округа в метании копья с результатом 41 м 83 см. В составе команды железнодорожников, Азаров стал первым чемпионом Челябинска по футболу в 1925 г. В 1925 году им установлен рекорд Челябинского округа в беге на 100 м – 12,0 сек. В 1927 году в составе сборной южноуральцев был участником первенства Урала по штанге, проходившего в Свердловске. В 1935 году занял I место в легком весе на первенстве Челябинска по тяжелой атлетике в 1935 году, а в сумме пятиборья набрал 324,85 кг. В 1940 г. был начальником учебно-спортивного отдела ДСО «Медик».
    Арзамасцев В. – спортсмен железнодорожного клуба, участник дорожных соревнований по легкой атлетике в Омске (1925 г.).
    Багров Николай Васильевич – член райсовета ФК. 1906 года рождения. Закончил шестимесячные курсы по физкультуре в 1926 году в Свердловске.
    Баландина Е. – победительница II Губернской Олимпиады (1921 г.).
    Бланкфельд Е. – победительница II Губернской Олимпиады 91921 г.).
    Победительница II Уральской спартакиады в Екатеринбурге (1921 г.) в прыжках в высоту.
    Победительница III Уральской спартакиады (Пермь, 1922 г.) в беге на 60 м.
    1923 г. – установила рекорды Челябинского округа в прыжках в высоту – 125 см и тройном прыжке – 905 см.
    1924 г. – установила рекорд Челябинского округа в беге на 60 м – 8,5 сек.
    Богданович П. – руководитель секции поднятия тяжестей в Челябинском клубюе Всевобуча в 1920 г.
    Бортник М. В составе команды железнодорожников – первый чемпион Челябинска по футболу (1925 г.).
    Бухаров Иван Евгеньевич. Родился 13 октября 1908 г. 1927 г. – закончил четырехмесячные курсы в Свердловске.
    1928 г. – член райсовета ФК.
    Генри Генри Генрихович. Год рождения 1881. Швед. С 1912 г. учился в институте им. Лесгафта. Инспектор ФК в профсоюзе горняков в 1928 г.
    Герасимов – председатель ОкрСФК в 1927 г.
    Гереин Владимир Вячеславович. Год рождения 1896, цех по национальности. Родился и жил в Чехии. До первой мировой войны преподавал в Чехии сокольскую гимнастику. Инструктор клуба «Олимпия» по гимнастике с 1 декабря 1923 года.
    Грачев Александр Николаевич. Родился 17 сентября 1886 г. в г. Казани. Профессия – учитель общеобразовательных предметов. В 1911 и 1913 гг. учился на 2-х курсах по сокольской гимнастике. Закончил в Казани в 1914 году двухмесячные курсы по шведской гимнастике. Заведующий железнодорожной школы 2-й ступени и преподаватель физвоспитания старших классов при педагогическом техникуме.
    Служил в армии Колчака писарем 8 месяцев. Мобилизован в Красную Армию в ДВР. В Челябинском райфизкультцентре работал инструктором и зав. Учебной частью (1921-1923 гг.). В соревнованиях не участвовал. Член клуба «Олимпия». В 1910-1918 гг. – преподаватель ФК в средних учебных заведениях. Являлся организатором физической культуры во Всеобуче, школах, педтехникуме и комсомоле. Преподавал методику физвоспитания в педтехникуме. Инструктор борьбы и фехтования.
    Губин Г. – профессиональный борец, руководитель секции французской борьбы в Челябинском клубе Всевобуча в 1920 году.
    Данзниекс Петр Андреевич. Родился в 1902 году рождения, латыш. Заместитель председателя, председатель окружного СФК в 1924 году. Из батраков. Служащий. Был секретарем Окружкома комсомола. Председатель окружкома по физкультуре. Специального физкультурного образования не имел, до революции ФК не занимался.
    Дерягин Г. 1926 г. – рекордсмен Челябинского округа по легкой атлетике на 800 м. – 2.19,5; 1000 м. – 3.03,2.
    Дерягина З. 1926 – рекордсменка Челябинского округа в беге на 100 м – 14.2.
    Дылдин В. – спортсмен железнодорожного клуба, участник дорожных соревнований по легкой атлетике в Омске 1925-26 гг.
    Жебрун Надежда Васильевна. Родилась 17 ноября 1906 года в Риге. Профессия – инструктор спорта. Образование – низшее. Закончила Военно-окружную школу инструкторов физвоспитания в Екатеринбурге. Начала заниматься спортом с 1922 года. С 1922 года работала в Челябинском ОкрСФК, с декабря 1922 года работала тренером по гимнастике и легкой атлетике в клубе «Олимпия». Занималась легкой атлетикой (метание). Платный преподаватель и инструктор по практике и теории гимнастики, легкой атлетики (с 1922 г.). Ей принадлежат первые рекорды Челябинска и Урала в метании диска. Поволжская Олимпиада – Казань – II место в метании диска. С 1928 г. – член сборной Урала на I Спартакиаде народов СССР.
    Журин Дмитрий Осипович – заместитель председателя окружного совета физической культуры в 1927 г.
    Измоденов Петр Михайлович. Родился в Челябинске в 1903 г. Должность – инструктор спорта. Образование – 2-классное железнодорожное училище. Работал в Окружном Совете ФК с 11 июня 1924 года, был в железнодорожном клубе тренером по тяжелой и легкой атлетике. Неоднократный призер спортивных городских и губернских соревнований. Преподаватель легкой и тяжелой атлетики.
    1920 г. – победитель Первой губернской олимпиады в беге на дистанциях 400 и 800 м.
    1921 г. – победитель Второй губернской олимпиады в беге на 400 м.
    1922 г. – Пермь, участник финала в забеге на 400 м. на III Уральской Спартакиаде.
    1923 г. – Поволжская Олимпиада в Казани. Бег на 100 м – 12,1 сек. IV место в десятиборье.
    Работал преподавателем ФК в Первой семилетней школе, в которой учился Михаил Протасов – сильнейший лыжник 30-х гг. В 1930-х гг. заведовал кафедрой физического воспитания в ЧИМЭСХе.
    Карпов Петр Игнатьевич – организатор ФК. Родился в 1898 году 1 декабря в п. Качкар Троицкого округа Уральской области. Основная профессия – техник. В первые годы советской власти служил в Челябинском окрвоенкомате. Образование общее среднее. Закончил высшее начальное училище в г. Троицке в 1915 году и три курса Златоустовского механико-технического училища.
    В 1915-1918 гг. участник и руководитель кружка «Техник» в Златоусте. Был в армии Колчака с 11.03.1919 по 30.07.1919. С 1920 г. служил в Красной армии, в органах Всевобуча при Челябинском окрвоенкомате. В 1920-1922 гг. работал инструктором в военно-спортивном клубе, вел занятия по гимнастике, тяжелой и легкой атлетике в военно-спортивных клубах. С 1923 года – один из организаторов допризывной подготовки. Активно занимался гимнастикой и тяжелой атлетикой.
    Кичуткин И. – спортсмен железнодорожного клуба, участник дорожных соревнований по легкой атлетике в Омске 1925-1926 гг.
    Климов Максим Захарович. Родился в 1896 г. Член ОкрСФК в 1924 г. в качестве представителя Окружкома РКП(б).
    Козинский Алексей Артемьевич – стал первым секретарем ОкрСФК. Должность введена с января 1925 г.
    Колмогорцева Зоя Матвеевна. Родилась в 1908 г. 18 декабря. В 1926 г. установила рекорд Челябинского округа в метании мяча – 25 м 31 см. В 1927 году – инстурктор ФК. Образование среднее, краткосрочные курсы в Свердловске. В 1928 году входила в состав сборной Урала на I Спартакиаде народов СССР.
    Коростин Андрей Петрович. Родился 14 октября 1885 года. Член ОкрСФК в 1924 г. счетовод-бухгалтер, из батраков.
    Кукина Е. В 1924 установила рекорды Челябинского округа: в беге на 800 м – 2.44.7; в беге на 1000 м – 3.49,0; в прыжках в длину – 443,5 м.
    Левченко Александр Николаевич – инструктор ФК райсовета. Родился 18 августа 1904 г. Закончил курсы физкультурных инструкторов в Томске в 1924 г.
    Меньщиков Николай Иванович. Родился 17 февраля 1903 г. в Челябинске. Образование среднее, закончил Высшее начальное училище. Занимал должность инструктора спорта и допризывной подготовки. Основная профессия – кузнец и слесарь. С 1920 г. – доброволец в РККА. Его деятельность связана со Всевобучем, откуда командирован на курсы инструкторов спорта, которые окончил 10.01.1921 г. Преподавал фехтование на 97-х пехотных курсах. С 15 сентября 1919 г. по 1 апреля 1920 г. – член Челябинского военно-спортивного клуба. Лучшие спортивные достижения связаны с тяжелой атлетикой.
    Младов – Председатель окружного совета физической культуры в 1926 г.
    Морозович Николай Петрович. Родился в 1894 г. Председатель окружного совета ФК в мае 1924 г. Имел крестьянское происхождение. Работал учителем.
    Мундиров Дмитрий Алексеевич. Родился в 1894 г. Работник Окружного совета профсоюзов. Член Окружного совета ФК в 1924 г.
    Мухин В. – спортсмен клуба железнодорожников, участник дорожных соревнований по легкой атлетике в Омске 1925 и 1926 гг.
    Озол В. – совместно с В. Пионтеком руководитель секции легкой атлетики в челябинском клубе Всевобуча в 1920 г. С середины 1920 гг. – преподаватель на Всеуральских курсах инструкторов спорта при Уральском штабе Всевобуча в Свердловске.
    Орехов Александр Романович. Член окружного совета ФК в 1928 г. Родился 10 октября 1903 г. Инструктор физкультуры Самарского училища. Закончил Ленинградскую школу физического образования в 1926 г.
    Орлова Анна Александровна. Год рождения 1895. Член окружного совета ФК в 1924 г. Зав. Женотделом Челябинского округа.
    Петров В.А. – борец и штангист. Член сборной Урала на I Спартакиаде народов СССР 1928 г. Победитель чемпионата области (апрель 1938 г.) и первенства Челябинска (декабрь 1938 г.) – I м – 397,7 кг.
    Пионтек Владимир Фомич. Родился 17 августа 1900 г. в селе Сормово Балахнинского уезда Нижегородской губернии. Поляк. Русский подданный. Военнослужащий. Основная профессия – инспектор ФК.
    Окончил 8 классов Нижегородской 2-й гимназии. 1 год учился в Варшавском политехническом институте (эвакуирован в Нижний Новгород). С 1916 по 1919 гг. – член Канавинского кружка любителей спорта. Служил в штабе 5 армии делопроизводителем, потом перешел в отдел спорта. С 26 марта 1920 г. работал в окружном военном комитете. Начальник отделения спорта Губкомитета. Инспектор спорта Челябинской губернии. Начальник учебной части Челябфизкульцентра.
    С 1920 работал в клубе «Олимпия», где являлся членом правления, его секретарем, председателем, инструктором – организатором. В 1920-1921 гг. вел работу по созданию спортклубов и кружков в Челябинской области и 74 дивизии.
    Занимался легкой атлетикой, тяжелой атлетикой, лыжами, футболом и баскетболом. Преподаватель теории и практики легкой атлетики и баскетбола.
    1920 г. – победитель I Губернской Олимпиады в метаниях.
    1920 – 1922 гг. – участник I, II, III Спартакиад Урала.
    1923 г. – на Поволжской Олимпиаде в Казани показал результат в беге на 100 м – 12,1.
    1923 г. – прыжки в высоту с места – 118 см – рекорд Челябинского округа.
    1924 г. – прыжки в высоту с разбега – 157 см – рекорд Челябинского округа; тройной прыжок 11 м 26 см – рекорд Челябинского округа.
    1926 г. – метание мяча – 41 м 98 см – рекорд Челябинского округа. Результат в десятиборье – 5628 – рекорд Челябинского округа. Бег 100 м – 12,0.
    Польских А. – в 1923 г. – инструктор в клубе «Олимпия».
    1920 г. – победитель I Губернской олимпиады в беге на 5000 м.
    1921 г. – победитель II Губернской олимпиады на длинные дистанции.
    1923 г. – Бег на 5000 м – 18.55,0 –рекорд Челябинского округа; бег на 10000 м – 40.18,1 – рекорд Челябинского округа.
    1926 г. – бег на 100 м – 12,0 – рекорд Челябинского округа.
    Прокопов И. – 1920 г. – победитель I и II Губернских олимпиад в беге на длинные дистанции.
    Пылайкин Илья – спортсмен железнодорожного клуба. В 1925 г. – участник соревнований железнодорожников по легкой атлетике в Омске.
    Рамзайцев – первый председатель совета ФК Челябинской губернии в 1921 г.
    Родин И. 1925 г. – первый чемпион Челябинска по футболу в составе команды железнодорожников.
    Русаков Иван Андреевич. 1903 года рождения. Закончил военно-окружную школу инструкторов физкультурного образования.
    Работал в системе Всевобуча, позже уехал из Челябинска.
    Рябиков Н. – член сборной Урала на I Спартакиаде народов СССР 1928 г.
    Свалов А. – 1924 г. – рекордсмен Челябинского округа в прыжках с шестом – 266 см.
    Свистунов А. – 1920 г. – победитель I Губернской олимпиады в метаниях.
    1927 г. – член сборной Челябинского округа по штанге, участник первенства Урала по штанге в Свердловске.
    Сиваков – в составе команды железнодорожников – первый чемпион Челябинска по футболу 1925 г.
    Слепухин – рекордсмен Челябинского округа по легкой атлетике в беге на 3000 м – 11.28,1. (1924 г.)
    Советников Михаил Александрович – исполнительный секретарь президиума исполкома Уральского областного совета депутатов.
    Возглавлял Уральский областной совет физической культуры (ОблСФК) с 1924 по 1929 год. При создании Челябинской области в 1934 году назначен председателем облисполкома Челябинской области, и стал председателем областного Совета физической культуры.
    Сорокин Иван Петрович. 1908 года рождения. В 1927 году закончил курсы физкультурных работников в Свердловске.
    Стрельцов Иван Михайлович – член райсовета ФК. Родился в 1906 г.
    В 1925-1926 гг. – тренер по конькам клуба совторгслужащих в Челябинске. В 1926 году – победитель соревнований по конькам между командами Челябинска и Златоуста на дистанциях 500 и 5000 м. Закончил 4-х месячные курсы в Свердловске в 1927 г.
    Сурнина Зинаида Михайловна. – преподаватель физкультуры в школе.
    1926 г. – участница соревнований по конькам между командами Челябинска и Златоуста и рекордсменка Челябинского округа в толкании ядра – 5 м 52,5 см.
    1928 г. – член сборной Урала на I Спартакиаде народов СССР.
    1935 г., февраль – победительница городской зимней спартакиады Челябинска по лыжам на дистанции 3 км.
    Титаренко Иван Павлович – секретарь СФК. Родился в 1907 г. Закончил четырехмесячные курсы в 1927 г.
    Труфанов Александр – спортсмен клуба железнодорожников, участник дорожных соревнований по легкой атлетике 1925 и 1926 гг. в Омске.
    Туточкин В. – руководитель секции гимнастики в Челябинском клубе Всевобуча в 1920 году.
    Федоров С. – член сборной Урала на I Спартакиаде народов СССР 1928 г.
    Хилова Е. – 1921 г. – победительница II Губернской олимпиады. 1922 г. – II место в метании диска на III Уральской спартакиаде в Перми.
    Шванев Н. – член сборной Урала на I Спартакиаде народов СССР 1928 г.
    Ширяев Владимир Харитонович – родился 30 июня 1899 г. в Вятской губернии Уржумского уезда. Судья по тяжелой атлетике. Закончил 7 классов реального училища. С 1920 г. работал инструктором спорта, тренером по гимнастике в клубе Всевобуча. Занимался гимнастикой и тяжелой атлетикой. Состоял членом спортивного кружка клуба железнодорожников. С октября 1923 г. занимал призовые места по тяжелой атлетике на городских, окружных и губернских соревнованиях. Работал преподавателем по сокольской гимнастике и легкой атлетике в педагогическом техникуме, школе II ступени, также вел занятия по фехтованию, спортиграм.
    В 30-е гг. – судил соревнования по тяжелой атлетике. Был членом сборной Челябинского округа по штанге. Участник Первенства Урала 1927 года по штанге.
    Шишкин Л. – в составе команды железнодорожников – первый чемпион Челябинска по футболу 1925 г.
    Шубин С. – 1921 г. – побудитель II Губернской олимпиады в метании диска и толкании ядра. Рекордсмен Челябинского округа в толкании ядра – 9 м 65 см.
    1922 г. – II место на III Уральской спартакиаде в Перми в толкании ядра; метании диска – 32 м 98 см; рекордсмен Челябинского округа в прыжках в длину с места – 365 см.
    1926 г. – рекордсмен Челябинского округа в метании диска – 33 м 76 см.
    1927 г. – призовые места на первенстве Урала в метании диска и толкании ядра. В составе сборной Урала был участником первых Всероссийских соревнований по легкой атлетике. Член сборной Челябинского округа по штанге. Участник первенства Урала по штанге в Свердловске.
    1928 г. – член сборной Урала на I Спартакиаде народов СССР.
    1935 г. – победитель первенства Челябинска по тяжелой атлетике в полутяжелом весе. Сумма пятиборья – 368,75 кг.
    Шустов Петр Сергеевич – председатель Окружного совета ФК в 1925 г.
    Щеглов Константин – спортсмен клуба железнодорожников. Участник соревнований по легкой атлетике в Омске 1925 и 1926 гг. Преподаватель ФК в энерготехникуме в 30-е гг.


    14 Ноября 2009

    Анонсы за последние 500 суток \ Архив

    Архив публикаций




    Изделия фирмы «Mueller»
    12. 02. 2008

    Л.М. Куликов: «Светлана Ишмуратова окончила УралГУФК с красным дипломом.»
    19. 04. 2006

    Новоселов - История спорта на южном урале
    14. 11. 2009

  •  

     >Олимпийская сессия


     >Абитуриенту


     >ЕГЭ


     >Конференция


     >Конференция


     >Работа с молодежью

     >Конференция


     >Юбилей УралГУФК

     УралГУФК

    Поздравления с Новым Годом

    Дни рождения в апреле

     УралГУФК


    Заочное отделение



    Научно-Исследовательский Институт Олимпийского Спорта

     Высшая школа тренеров по хоккею




  • Культурно-досуговый центр УралГУФК
  • Культурная и общественная жизнь

  • Спортивная слава университета

  • Государственный диплом
  • Виртуальный тур
  • Расписание занятий
  • Расписание сессии 6 курса
  • Газета «СТАРТ»
     УралГУФК


     УралГУФК


    Товары спортивно-медицинского назначения
    Изделия фирмы «Mueller»
    12. 02. 2008

    Л.М. Куликов: «Светлана Ишмуратова окончила УралГУФК с красным дипломом.»
    19. 04. 2006

    Новоселов - История спорта на южном урале
    14. 11. 2009

  •  

    Уральский Государственный Университет Физической Культуры - высшее образование от психологического до юридического © 2004 - 2010 Яндекс цитирования Образование в Челябинске Разработка Интернет-Холдинга РБ1 Семинары в Челябинске Для печати | ↑Вверх |